Преступники и преступления - маньяки, воры, террористы, пираты, мошенники - их биографии и исторические факты
МАНЬЯКИ
ВОРЫ
МАФИОЗИ

Лаврентьев

СМЕРТНЫЙ ГРЕХ
Наибольший общественный резонанс и возмущение вызывают сексуальные преступления, жертвами которых становятся дети. Чаще всего преступникам удается воспользоваться небольшим жизненным опытом, беззащитностью, доверчивостью, иногда любопытством, любовью к лакомствам ребенка.

Именно любопытство стало причиной трагедии, произошедшей в Москве 22 июня 1993 года. В этот день в милицию поступило заявление от матери Тани Ткачевой о пропаже дочери.

Тане было шесть лет, когда она, деревенская девочка, приехала вместе с мамой и братом погостить в Москву к родственникам. Поскольку был самый разгар лета, соседских детей развезли по дачами пионерским лагерям, и Тане не с кем было играть, пришлось самой придумывать для себя развлечения. Особенно ей нравился лифт, и девочка без устали каталась - вверх-вниз-вверх. В то роковое утро она, как обычно, сразу после завтрака пошла погулять.

Только поздним вечером, когда девочка не вернулась, мать подняла тревогу. 'Обошли все дворы и подъезды, но Тани нигде не было. Мать не хотела расставаться с надеждой, что все образуется, что дочка просто заблудилась в большом незнакомом городе и вот-вот найдется.

Через три дня Таня нашлась. Вернее нашлось то, что осталось от нее. В заброшенном сарае обнаружили детскую голову и правую ногу, а на следующий день в недействующем отстойнике - остальные части трупа. Поразило то, что останки не были ни во что завернуты, не были прикрыты.

Судебно-медицинская экспертиза установила, что труп был обмыт водой, а смерть девочки наступила примерно в двенадцать часов пополудни 22 июня, так как в желудке оставалась не переваренная пища.

При осмотре оказалось, что в кармане платья девочки находились не принадлежащие ей мелочи: часики без стекла, обертка от конфеты и одна копейка. На останках обрывки газет "Известия" и "Советская Россия". Определить даты их выхода в свет не составило особого труда, но особенно ценным было то, что в районе места происшествия в то время "Известия" не продавались, из чего можно было сделать вывод, что убийца, скорее всего, является подписчиком этой газеты и живет неподалеку, а работает тоже где-то поблизости.

Естественно, следствием прежде всего отрабатывалась версия, что убийца в прошлом привлекался к уголовной ответственности за изнасилование несовершеннолетних или страдает нарушениями психики. Постепенно круг возможных подозреваемых сужался, вскоре версия о "донжуане" отпала.

Поиск убийцы Тани Ткачевой длился более шести месяцев, пока милицейское сито, старательно просеяв все лишнее, не оставило на донышке лишь одного подозреваемого. Им оказался некто Лаврентьев, замкнутый, скрытный, необщительный человек, весь в себе, живший в одном подъезде с тетей Тани.

Когда следствие занималось выяснением личности подозреваемого, выявились очень необычные подробности жизни этого человека. Оказалось, что мать долго не разрешала сыну жениться, а чтобы он не страдал от отсутствия половых контактов, сама с ним сожительствовала на протяжении двенадцати лет. "Я не мог себе позволить того, что позволяет себе холостой мужчина. Мать возражала. Она жила одна (отец ушел давно), ей было за пятьдесят. Она чувствовала, что я страдаю, и разрешала некоторые половые акты с ней... Она предложила: "Подойди, а то тебе тяжело жить, неженатому, давай я тебе полегче сделаю..." Она говорила: "Когда женишься, тогда узнаешь, у тебя все наладится..." - признавался уже во время следствия Лаврентьев.

Чтобы облегчить свои страдания от отсутствия нормальной половой жизни, Лаврентьев выезжал за город и занимался скотоложством.

С возрастом его все более стали привлекать девочки, соседи и знакомые не раз замечали, что он не мог пройти спокойно мимо девочки, обязательно оглядывался. Девочек он не боялся так, как женщин, поскольку с ними справиться, по его мнению, было легче. "Я бы не сказал, что было прямое возбуждение половое, - рассуждал Лаврентьев, - но желание и приятность были. Половой орган потрогаю, потру и редко когда средний палец засуну. Все это было такое удовольствие. Половых сношений нормальных не было".

Получал удовольствие, наблюдая, как маленькие девочки играют. Воображение рисовало самые различные сцены, и однажды, гуляя у пруда, он подстерег девочку-дошкольницу. "Я говорю ей: "Покажи", Наверно, я что-то обещал ей. Сначала одна девочка, потом другая. Первая убежала. А другая говорит: "Хорошо". Сняла трусики... Потом она вскрикнула немножко. Кровь была, и тем дело кончилось. У меня обычно бывает так, приятность... Как будто смотришь на красивую картинку". Вскоре он сообразил, что подстерегать девочек в парках небезопасно, что сначала необходимо задобрить ребенка, чтобы потом получить свою "приятность". Он стал караулить девочек у кинотеатров, брал в кассе два билета обычно на предпоследний утренний сеанс и водил посмотреть фильм. Уже в кинозале просил:

"Дашь сделать вот так у тебя?" и показывал, чего он хочет, почти всегда безошибочно угадывая ту, которая согласится.

Однажды девочка-подросток заявила:

"Дашь рубль и лапай, и после этого уже многие девчонки знали, как можно заработать рубль у этого странного дядьки".

Лаврентьев, ощущая себя не таким, как все, осознавал, что склонность его преступна, но не в силах был себя изменить. С женщинами у него не ладилось, поэтому и возникали робость и нерешительность в отношениях с ними, а будучи религиозным человеком, иметь внебрачную связь он считал грехом: "У меня понятия были иные на это дело, - объяснял он психиатрам. - Я питал большие надежды, что женюсь и перестану быть не человеком".

Женился Лаврентьев только в сорок семь, и его жена была первой взрослой женщиной, которую он решился поцеловать. Неудача первой брачной ночи повторилась и на следующую, и лишь третья попытка увенчалась успехом. Но расчет на нормальную супружескую жизнь, которая вырвала бы Лаврентьева из круга его порочных желаний, не оправдался. Он не чувствовал себя полноценным партнером в интимных отношениях, даже мягкое замечание или пожелание жены, сделанное в момент близости, приводили Лаврентьева-мужа к очередному фиаско. Он лечился от импотенции, неоднократно обращался к специалистам, но безрезультатно. На пятьдесят третьем году жизни у него родилась дочь, которая вскоре умерла, а еще через два года появился мальчик.

Когда Лаврентьева в числе других подозреваемых вызвали в милицию по поводу убийства Тани Ткаченко, он ужасался вместе с другими: "Только изверг мог совершить такое". Старался оказаться полезным в расследовании; сталкиваясь на улице со знакомыми уже оперативниками, протягивал для приветствия руку и расспрашивал о ходе поисков преступника. Однако следствие уже не сомневалось, что педофил-убийца - "святоша" Лаврентьев.

Задержали его в безлюдном месте, когда он шел после обеда на работу, так как были уверены, что убийцу растерзали бы жители дома, увидев, как его выводят из подъезда в наручниках.

Лаврентьев начал давать показания через несколько дней, видя, что отпираться бесполезно. Он полностью признавал себя виновным в смерти Тани, хоть и говорил, что не хотел убивать ее.

Лаврентьев подробно описал события того проклятого дня. Была суббота, короткий рабочий день, семья на даче. Зашел домой пообедать и в подъезде увидел девочку, явно приезжую, поскольку всех соседских со двора он знал. Открыл дверь и позвал ее. Таня, увидев много игрушек, воскликнула:

"У-у, сколько их тут!" Лавреньев, не отрываясь, как завороженный, следил за девочкой, но она, ощутив непонятное беспокойство, попятилась к двери.

И тут мужчина, увидев голую ножку ребенка, почувствовал возбуждение. "Я хотел совершить половой акт, - объяснял он. - Но когда я начинаю волноваться, у меня уже всякое возбуждение пропадает... Я потащил ее в ванную, она начала было кричать... В это время я совершенно не сознавал, что делаю. У меня уже и желание отпало... Я сам не знаю, почему стал укладывать ее в ванну. Она билась и не хотела укладываться. Тогда я этой рукой зажал ей рот, а этой рукой стал шарить между ног... Когда она успокоилась, я отнял руки и увидел, что она не шевелится. Она была мертвая. Видимо, я совсем бессознательно рукой закрыл ей рот. Я ее прижал крепко. Немножко, с ложку, крови на дне ванны было. И вот так пальцы в крови. Меня поразила эта смерть..."

Уже не осознавая своих действий, Лаврентьев еще раз посмотрел на девочку, включил воду и пошел в кухню за ножом. Нож попался тот, которым обычно резали хлеб, и он вернувшись в ванную, спокойно расчленил им детское тело. Аккуратно и не торопясь вымыл нож, достал картонную коробку и сложил в нее отрезанную голову и ножку ребенка.

Когда он выносил из подъезда расчлененное тело, были сумерки, "ни день, ни ночь". "Глубокой ночи не было, - говорил на допросе Лаврентьев, - я шел в светлом часу. По-видимому, коробка стала тяжелее, и я устал. Рядом находилось временное строение, там станция перекачки, без двери, без всего... Там была яма. Блестела вода. В эту яму я опустил труп, ничем не закрыл его..."

Продолжая передвигаться как в полусне, вернулся домой и уложил в коробку то, что еще оставалось от трупа девочки. "Я вынес его, нисколько не пытаясь даже прикрыть, - объяснял он на следствии свои действия, - если бы я чувствовал за собой вину, так бы не понес. У меня просто было - вынес труп и больше ничего за собой не чувствую..." Его не покидало ощущение какой-то отстраненности, непричастности к тому, что свершалось на его глазах, казалось, что не сам он это сделал и продолжает делать.

Всю ночь простоял Лаврентьев на коленях перед иконой Николая Чудотворца, вымаливая прощение. Только ему он мог доверить свою тайну. Но на другой день нашел в себе силы поехать к жене и сыну на дачу, выполняя данное им обещание. Чувствовал себя подавленным, больным и разбитым.

Такой предстала смерть шестилетней Тани из показаний Лаврентьева. Все слова преступника записывались на магнитофон, что в конечном итоге помогло доказать виновность убийцы. Дело в том, что чем ближе был день суда, тем больше Лаврентьев отпирался от данных им ранее показаний. Он написал жалобу прокурору, будто бы к нему применялись недозволенные методы следствия, были угрозы расправиться с сыном.

Жене он написал длинное письмо, в котором утверждал, что не повинен в смерти ребенка, но вынужден принять на себя чужой тяжкий грех. Письмо это адвокат огласил на суде, и суд отправил дело на доследование. И тут-то и помогли магнитофонные записи допросов, которые зафиксировали признания убийцы и не содержали угроз.

Была назначена повторная экспертиза, подтвердившая выводы, сделанные экспертом ранее: именно тем ножом, который изъяли у Лаврентьева, было расчленено тело Тани.
ТЕРРОРИСТЫ
АФЕРИСТЫ
РЕКЛАМА
кондитерская Славишна
корпоративные торты
(кондитерская Славишна - корпоративные торты для корпоративного мероприятия на заказ)
ПИРАТЫ
ДРУГИЕ...
ПРЕСТУПЛЕНИЯ