Преступники и преступления - маньяки, воры, террористы, пираты, мошенники - их биографии и исторические факты
МАНЬЯКИ
ВОРЫ
МАФИОЗИ

Альберт де Сальво

Альберт де СальвоСерия преступлений маньяка, вошедшего в историю мировой криминалистки под прозвищем "Бостонский душитель", началась 14 июня 1962 г.

На его счету 11 жертв. Все они были убиты и изнасилованы. Преступник завязывал на своих жертвах бантики и был совершенно не уловим больше года. Он совершал идеальные убийства - не оставлял никаких следов. Полиции так бы и не удалось узнать, кто он, если насильник сам не рассказал о своих деяниях. И все-таки остается возможность того, что человек, по имени Альберт де Сальво, не является Бостонским душителем.

Серия преступлений маньяка, вошедшего в историю мировой криминалистки под прозвищем "Бостонский душитель", началась 14 июня 1962 г. В этот день рано утром Юрис Слесерс заехал на автомашине за своей матерью - Анной Слесерс - которую обещал отвезти на семичасовую службу, в латвийскую лютеранскую церковь. Постучав в дверь квартиры и не получив ответа, Юрис остался стоять в подъезде. Через несколько минут им овладела тревога и он отправился на розыски домовладельца, который имел ключи от всех квартир в подъезде. Не найдя домовладельца, Юрис решил выбить дверь. Это ему легко удалось.

Быстро осмотрев небольшую двухкомнатную квартирку, сын обнаружил свою мать в ванной. Женщина лежала на полу с широко разведеными ногами; вокруг ее шеи был обмотан поясок халата. Вне всяких сомнений Анна Слесерс была мертва. Впоследствии Юрис говорил, что решил, поначалу, будто мать предприняла попытку самоубийства и пыталась повеситься на пояске халата, но поясок оборвался и тело упало на пол; ноги при этом нелепо раздвинулись. В самоубийстве матери Юрис сразу же обвинил себя, поскольку накануне вечером имел с нею долгий неприятный разговор: Анна упрекала сына в невнимании, безразличии к ней, в том, что он совсем забыл о матери и пр. Шокированный утренним открытием, Юрис Слесерс снял телефонную трубку и сделал заявление в полицейский участок об обнаружении трупа. Он не назвался и не сказал, чье тело найдено, сообщил только адрес.

Прибывшие полицейские очень быстро сделали несколько важных открытий, которых не мог сделать потрясенный Юрис Слесерс. Прежде всего, полицейский врач констатировал факт убийства и попытку изнасилования. Не могло быть и речи о самоубийстве. Об этом свидетельствовал узелок с двойным бантом, завязанный на пояске халата. Даже поверхностный осмотр указывал на то, что поясок сначала был трижды обернут вокруг шеи, крепко затянут ( это и вызвало удушение жертвы) и лишь после этого на нем был завязан узелок - бабочка. Самоубийцы обычно делают скользящую петлю либо просто обматывают веревку вокруг шеи.

Кроме того, врач заявил, что имела место попытка изнасилования. Насколько она оказалось успешной могло засвидетельствовать лишь более тщательно исследование, но уже поверхностный осмотр на месте преступления не оставлял в этом сомнений.

Далее врач обратил внимание на возраст и позу погибшей. Анне Слесерс было 55 лет, посягательство на женщину в таком возрасте могло свидетельствовать о наличии у преступника определенной психической патологии. Тот факт, что злоумышленник, убив женщину, продолжал совершать манипуляции с ее телом, тоже приводил к подобному выводу. Дело в том, что значительная часть преступников на сексуальной почве рассматривают других людей всего лишь как инструменты для достижения собственного удовольствия; достигнув оргазма они сразу же теряют интерес к жертве. Так, знаменитый преступник 1930-х годов Питер Кюртен ( известный как "Душитель из Дюссельдорфа"), убивший несколько десятков женщин, достигая оргазма переставал душить свои жертвы. Благодаря этому несколько женщин остались живы; Кюртен становился настолько равнодушен к ним, что даже не считал нужным их добивать. Тот факт, что убийца Анны Слесерс не поленился завязать узелок на пояске халата и нарочито раздвинул ноги погибшей женщине указывал на то, что эти действия что-то для него значили. Все это наводило на мысль о его психической ущербности.

Во всяком случае, этим делом должны были заниматься люди из отдела серийных убийств полиции штата и, возможно, ФБР, но никак не отдел убийств территориального участка. Об этом и сказал врач своим коллегам - полицейским, завершив предварительный осмотра тела. А также добавил: "Поздравляю, у нас еще один маньяк".

Слова эти стали достоянием общественности, каким - то образом просочившись в печать и положив, тем самым, начало одному из самых продолжительных и массовых психозов на криминальной почве за всю историю Соединенных Штатов Америки.

Разумеется, вопрос о передаче расследования от одного полицейского подразделения другому не мог решиться одномоментно на основании обычного предположения криминалиста; для этого нужны были гораздо более серьезные мотивы. В этом высказывании полицейского врача важно другое - интуитивное ощущение необычности как действий самого преступника, так и предстоящего расследования.

Пока же полицейские приступили к своей рутинной работе - опросу соседей и поиску возможных свидетелей. Довольно точно удалось установить время преступления: сосед сверху слышал звук включенного Анной Слесерс радиоприемника ( играла музыка балета "Тристан и Изольда"); зная время начала передачи и момент приезда Юриса, полицейские определили, что убийство было совершено между 6.10 и 6.45 утра. При этом никто из соседей не слышал звуков борьбы или призывов о помощи.

Патологоанатомическое исследование показало, что женщина перед самой гибелью позавтракала. Преступник совершил с жертвой половой акт - грубо, бесжалостно травмировав ее - но отсутствие следов спермы наводило на мысль об использовании им презерватива. Экпертиза объяснила почему никто из соседей не услышал подозрительных звуков из квартиры Анны Слесерс: на нижней челюсти и правом виске женщины были обнаружены гематомы, вызванные мощными ударами тупого предмета. Удары были обезоруживающими, очевидно, женщина моментально потеряла всякую способность к сопротивлению, лишившись сознания. Т. о. преступник насиловал жертву, находившуюся практически в бесчувственном состоянии.

Кстати, в том, что этих гематом не заметил Юрис Слесерс не было ничего странного или подозрительного - они были скрыты багровым отеком лица, возникшим вследствие удушения.

Изнасиловав и убив Анну Слесерс, преступник быстро обыскал спальню женщины - белье с полок было выброшено на пол, одежда в шкафу была грубо перерыта - но ничего ценного не похитил. Отпечатков пальцев он не оставил, действуя, очевидно, в перчатках.

Полицейские долго и тщательно допрашивали Юриса Слесерса, поскольку было очевидно, что он буквально на несколько минут разминулся с убийцей матери. Существовала надежда, что он все - таки мог его увидеть и запомнить что - то из его облика автоматически, т. е. не отдавая себе в этом отчета. Ведь Юрис перед тем как выломать дверь в квартиру, перемещался по подъезду, выходил во двор; преступник же в это время мог двигаться ему навстречу, садиться в машину и пр. Но надежды полицейских оказались тщетны, Юрис ничего не смог вспомнить.

В половине восьмого вечера 30 июня 1962 г. муж сестры Нины Николс позвонил дворнику дома, в котором проживала последняя и попросил его проверить квартиру Нины. Ее ждали в гости к 18.00, но она не пришла и теперь встревоженные сестра и ее муж хотели бы удостовериться, что с Ниной все в порядке.

Дворник взял свои ключи и поднялся в квартиру Нины Николс. Открыв дверь, он с порога увидел разгромленную комнату и труп женщины на ковре. Не переступая порога, дворник помчался к себе вызывать полицию.

Так стало известно о новом преступлении загадочного убийцы. Забегая несколько вперед можно сказать, что убийство Нины Николс было по счету не вторым, а уже третьим, но в тот момент никто еще этого не знал. История распорядилась так, что пройдут несколько лет, прежде чем криминалистам удастся составить более или менее полную картину того, кого и как убивал этот человек.

А пока прибывшие полицейские констатировали совпадение почерков убийств Анны Слесерс и Нины Николс. Вторая жертва была старше первой: ей уже было 68 лет. Это была бодрая, крепкая пожилая женщина. Платье погибшей было поднято до пояса. Два нейлоновых чулка были обвиты вокруг шеи одной петлей и завязаны узлом с двумя бантиками. Трусы на жертве были разорваны, однако, осматривавший тело врач предположил, что в силу каких - то обстоятельств полового акта не было. Точнее осветить этот вопрос могло только анатомическое исследование.

Квартира подверглась обыску, но ничего ценного не пропало. Исчезли только деньги, несколько десятков долларов ( точнее сумму установить не удалось).

Как и в случае с Анной Слесерс, удалось довольно точно установить время совершения преступления. В 18.00 Нина Николс должна была явиться к своей сестре и примерно в 17.10 - 17.15 позвонила ей, уточняя детали предстоящего визита. Во время этого телефонного разговора в дверь Нины Николс позвонили; она пошла открывать, пообещав перезвонить через несколько минут. Телефонного звонка не последовало, очевидно, позвонивший в дверь и был преступником.

В ту же субботу 30 июня 1962 г., около 21.00 поступило сообщение о новом убийстве, совершенном загадочным преступником. Соседка Элен Блейк собиралась отправиться вместе с ней на распродажу. Предпологаемый поход не состоялся, поскольку Элен Блейк не позвонила и не появилась. Соседка сама несколько раз звонила ей, потом решила вызвать полицию. Войдя в квартиру Элен Блейк, дежурный наряд обнаружил труп хозяйки, задушенный чулком.

Если и существовали какие - то сомнения относительно того, что в Бостоне орудует новый серийный убийца, то теперь они рассеялись окончательно. Элен Блейк была изнасилована и задушена чулком; пониже чулка преступник завязал бюстгальтер, оставив на нем характерный узелок - бабочку.

Телу Элен Блейк была придана непристойная поза, квартира подверглась обыску. На этот раз, помимо денег, преступник забрал два кольца с бриллиантами, которые снял с руки погибшей.

Дела об убийствах Анны Слесерс, Нины Николс и Элен Блейк приняла к расследованию полиция штата Массачусетс. Прежде всего, криминалисты постарались отыскать и правильно классифицировать признаки, которые позволяли бы считать все преступления совершены одним и тем же лицом. Первое, что обращало на себя внимание - характерный узел с двумя петлями, во всех трех случаях завязанный убийцей одинаково. Во - вторых, возраст погибших женщин: Слесерс было 55, Николс - 68, Блейк - 65 лет. В - третьих, обращала на себя внимание определенная сноровка в действиях убийцы; он пользовался презервативом, не забывал одевать перчатки, не оставил ни одного отпечатка пальцев. Безусловно, это был не наркоман, а мужчина сильный, хорошо физически подготовленный. Манера его действий была во всех случаях одинакова: мощными ударами ( обычно он наносил их 2 - 3) преступник устранял всякую возможность сопротивления жертвы, которую потом насиловал и убивал. Травмы, которые получали каждая из женщин в результате ударов в голову были столь значительны, что они даже не могли кричать. Если можно говорить об "идеальных" убийствах, т. е. совершенных преступником без ошибок, то эту июньскую серию убийств, безусловно, можно отнести к таковым.

Следующим важным моментом расследования было вычленение экспертами - псиоаналитиками тех признаков, которые объединяли бы погибших женщин в некую общую категорию; это могло бы помочь понять по каким признакам убийца выбирает свои жертвы. Для этой работы были привлечены специалисты Национального Центра исследования преступности, неполицейской организации, созданной и финансируемой ФБР США. Одна из убитых всю жизнь была домохозяйкой, другая - работала на самых разных работах ( была даже профсоюзным работником), третья - до выхода на пенсию была медсестрой. Очевидно, что с этой стороны их ничто не объединяло. Все погибшие женщины жили в различных районах города и не были знакомы. Пенсии они получали в разных местах и начислялись они в разных организациях, другими словами потенциальный убийца никак не мог увидеть фамилии жертв в одном списке. Что же объединяло погибших? Пожилой возраст и то, что они жили без мужчин, были одиноки. Но чтобы удостовериться в этом, преступнику необходимо было некоторое время понаблюдать за образом жизни этих женщин. Т. е. можно было с большой долей вероятности предположить, что убийца выслеживал свои жертвы.

Каковы были основные черты составленного специалистами психологического портрета преступника? Скорее всего, это должен был быть белый мужчина возрастом до 40 лет, не имеющий высшего образования, работающий, предположительно, автомехаником, слесарем, сборщиком мебели или занятый иной ремесленной работой. С большой вероятностью можно было считать, что человек этот имел формирующийся некрофильский комплекс; психиатрия полагает, что сексуальные действия с людьми находящимися в бессознательном состоянии ( либо спящими) есть первый шаг к этому. Чтобы напасть на человека ( а убить его тем более!) в целях удовлетворения полового влечения, надо иметь таковое чрезвычайно сильным. Подобная гиперсексуальность ( у мужчин она называется "сатириаз"), снимающая всякое поведенческое торможение, обычно указывает на поражение гипоталамуса, участка человеческого мозга. Внимание психиатров привлекло продемонстрированное убийцей во всех трех преступлениях стремление придать жертвам непристойную позу. Для чего он это делал? Эксперты предположили, что перед ними эксплозивный ( т. н. возбудимый ) психопат. Люди, имеющие подобную аномалию характера, часто демонстрируют нарочито - вызывающее, оскробляющее окружающих, поведение ( например, много и громко нецензурно ругаются). Убийца прекрасно понимал, что погибших будут фотографировать; эти фотоснимки попадут в уголовные дела и множество людей их увидят. Эта нарочитая оскорбительность и непристойность фотографий служила выражением такого вызова обществу. Причем, сам преступник об этом, очевидно, даже не задумывался и действовал интуитивно, получая от своих манипуляций удовольствие, которое и сам бы объяснить не смог.

Сделанное предположение о возможной эксплозивной психопатии убийцы полностью согласовывалось с выводом о его невысоком социокультурном статусе. Люди с такой аномалией характера обычно плохо учатся, демонстрируя полную неспособность к интеллектуальному труду, при этом они нередко профессионально занимаются спортом и достигают в нем заметных успехов. В спорте они находят выход своей агрессивности.

Июль и первая половина августа 1962 г. прошли в ожидании новых преступлений. Однако, убийца, уже названный журналистами "бостонским душителем", казалось, угомонился.

Все это время полицейские из отдела расследований серийных убийств занимались изучением картотек и опросами лиц, осуждавшимися прежде за преступления на сексуальной почве. Эта продолжительная, кропотливая работа оказалась малопродуктивной. Ни одного из преступников не удалось связать с убийствами трех пожилых женщин. Но специалисты не сомневались в том, что "бостонский душитель" не остановится и новые убийства - лишь вопрос времени.

И вот, 19 августа 1962 г. поступило сообщение о том, что обнаружено тело новой пожилой женщины, погибшей от рук изувера. Еврейка Ида Ирга, 75-ти лет, была изнасилована, задушена, после чего на ее шее убийца завязал узлом с двумя петлями наволочку, снятую с подушки. Широко разведеные ноги погибшей женщины маньяк положил на специально подсталенные стулья.

И в этот раз "бостонский душитель" не оставил отпечатков пальцев или спермы. Но впервые у полиции появился свидетель, видевший убийцу своими глазами и даже слышавший его голос.

Соседка погибшей слышала голос мужчины, сообщившего через дверь Иде Ирге, что к ней явился водопроводчик, присланный владельцем дома для профилактического осмотра труб. Соседка, заинтригованная появлением бесплатного сантехника, выглянула за дверь; она имела намерение перехватить его, когда тот пойдет на выход. Она видела мужчину со спины ( тот не знал, что за ним подглядывают), он разговаривал с Идой Иргой, открывшей ему дверь. После двух - трех коротких фраз водопроводчик был впущен в квартиру.

"Водопроводчик", которого, как быстро установили полицейские, никто не посылал заниматься профилактикой труб, был одет в светло - голубые вытертые джинсы и светло - голубую полосатую рубашку. В руках он имел сумку. Мужчина был атлетически сложен, производил впечатление молодого, рост его был определен как "несколько выше среднего". Полицейские не сомневались, что именно этот человек и был убийцей, но полученное описание было, фактически, бесполезным. По таким приметам отыскать человека в городе-миллионере было невозможно.

Из создавшейся ситуации следователи постарались выжать maximum выгоды. Была оперативно организована "утечка информации" и уже на следующий день в телевизионных новостях было объявлено, что полиция распологает свидетелем, способным опознать душителя. На расспросы телерепортеров и корреспондентов газет давались многозначительные объяснения в том духе, что, дескать, ведется проверка полученной информации. Фамилия свидетельницы не называлась, сама она была увезена из Бостона.

Полицейские, решаясь пустить эту "утку", рассчитывали, прежде всего, напугать убийцу и заставить его либо покинуть Бостон, либо угомониться хотя бы на время. Жертвами полицейской хитрости ( прямо скажем, ее достоинства весьма сомнительны) стали, однако, в первую очередь сами горожане. Возникло ощущение некоторого успокоения, иллюзия того, что со дня на день "бостонский душитель" будет остановлен. Весьма опасная, следует заметить, иллюзия. Если до этого момента средства массовой информации выполняли роль сторожа и, пусть порой теряя чувство меры, создавали в обществе ощущение тревоги, а значит бдительности, то теперь они поубавили пыл и тон их выступлений стал гораздо спокойнее.

И напрасно!

Потому что уже 20 августа 1962 г. - на следующий день после убийства Иды Ирги - "бостонский душитель" совершил новое отвратительное преступление. Правда, известно о нем стало лишь 30 августа. А до тех пор в городе царило относительное умиротворение. Все ждали рапорта полиции о задержании убийцы.

Вместо этого 30 августа 1962 г. в полицейское управление штата поступило сообщение о вскрытии домовладельцем квартиры некоей Джейн Салливан, 67 - ми лет, которая была обнаружена убитой со следами глумления над телом, указывающими на то, что преступление совершено именно "бостонским душителем".

Одновременно со следователями из полиции штата на место преступления прибыли и телевизионные репортеры. Их вызвал сам домовладелец. Теперь уже он, а не полиция, пожинал плоды общественного внимания.

Происшедшее с Джейн Салливан выглядело следующим образом: она пропустила день платежа за квартиру, который надлежало внести 23 августа. Выждав пару дней, домовладелец позвонил Салливан, но трубку никто не поднял. Он обзвонил ее соседей и попросил их напомнить при встрече с Салливан о необходимости внести квартирную плату. К его удивлению ни на следующий день, ни через день, квартиросъемщица не появилась.

Появившись, наконец, у Салливан, домовладелец обнаружил квартиру запертой. При этом никто не смог точно ему сказать, куда именно исчезла женщина. "Бостонский душитель" был уже у всех на слуху, поэтому квартиру быстро открыли и обнаружили там тело погибшей женщины.

"Заглянув в ванную, я понял, что он что-то сделал со шваброй", - сказал телерепортерам взволнованный домовладелец. Он не знал, может ли говорить точнее, не явятся ли его слова разглашением тайны следствия, а потому пообещал рассказать об увиденном после получения должного разрешения. Такого разрешения от полиции он не получил и потому лишь спустя три года общественности в деталях стало известно то, как выглядело место преступления.

Тело Джейн Салливан находилось в ванной комнате и было поставлено на колени. Ванна была наполнена водой до краев; тело погибшей было наполовину перегнуто через бортик таким образом, что голова находилась под водой. На шее женщины был затянут черный носок ( бант завязан не был), второй носок убийца затолкал погибшей в рот. Шваброй убийца надругался над телом, вводя ее пластиковую рукоятку попеременно в анальное отверстие и влагалище ( были обнаружены повреждения, соответствовавшие этим манипуляциям). В конце - концов, преступник оставил свою жертву со шваброй, торчавшей из влагалища.

Патологоанатомическое исследование подтвердило сложный характер совершенного преступления и восстановило общую последовательность действий убийцы.

"Бостонскому душителю" не удалось с первых же секунд вывести Джейн Салливан из строя; она оказала активное сопротивление. Ее ногти были обломаны, предплечья - усеяны множеством кровоподтеков, которые она получила, защищая голову от ударов. У экспертов появилась надежда извлечь из-под ногтей погибшей женщины микрочастицы эпидермиса преступника или остатки его крови ( а это могло бы существенно облегчить розыски убийцы !), но надеждам этим не суждено было оправдаться. Видимо, Джейн Салливан так и не удалось оцарапать нападающего. После более или менее продолжительной борьбы преступнику удалось провести серию эффективных ударов в голову и Салливан потеряла сознание. Душитель, используя презерватив, совершил с женщиной половой акт на ковре в комнате, после чего перенес тело в ванную. Там он какое - то время "развлекался" со шваброй и только после этого задушил жертву носками. После этого преступник набрал в ванну воду и придал телу то положение, в котором оно было обнаружено.

Экспертиза смогла довольно точно датировать время гибели Джейн Салливан - 20 августа 1962 г., т. е. на следующий день после убийства Иды Ирги. Пока полиция напыщенно и многозначительно вещала о появлении в ее распоряжении свидетеля, могущего опознать убийцу, тот посмеялся над сыщиками, совершив новое преступление.

Посрамление властей было колоссальным. Истерия, оставившая на время улицы Бостона, вновь завладела умами горожан. На страницах газет и в телевизионных репортажах сотрудники фирм, специализировавшихся на производстве средств охраны, объясняли как лучше защитить свое жилище; полицейские и психологи давали рекомендации о наилучших способах предотвращения нападения. Но по большому счету всем было ясно: "бостонский душитель" нападал как акула - столь же стремительно и яростно - и уж если он решится на новое преступление, у пожилой женщины, окажущейся его очередной жертвой, шансов на спасение практически не будет. В этой ситуации рекомендации полицейских сводились к одному: не открывайте двери даже знакомым, убийца может оказаться соседом, другом сына, да кем угодно! Но разве можно жить совсем не открывая дверей?

Полиция ожидала новых идей от психиатров и психоаналитиков. Вообще, расследование преступлений "Бостонского Душителя" первый, пожалуй, случай, когда долгое время лишь выводы психоаналитиков могли что - либо сказать о личности преступников. Вера в методы психоанализа была очень велика; насколько она оправдала себя можно будет увидеть в последующем из сравнения прогнозов ученых с реальностью.

Лето закончилось. Ни в сентябре, ни в октябре 1962 г. новых преступлений Душитель не совершил. За это время два сумасшедших заявили о том, что каждый из них является "Бостонским Душителем". Всего за время расследования полицейские получат подобных заявлений более дюжины. Шизофреники признавались в убийствах пожилых женщин своим врачам; врачи - сообщали об этих заявлениях в полицию; полицейские - начинали проверку. В большинстве случаев проверка эта довольно быстро раскрывала самооговор; практически все душевнобольные имели на время совершения тех преступлений, в которых признавались, безупречное алиби.

Тот факт, что преступник прекратил свои убийства осенью 1962 г. приводил полицейских к некоторым выводам и предположениям.

Прежде всего, это могло означать то, что Душитель оказался напуган активностью следователей. Если это действительно был душевнобольной человек, он мог узнать, что к его лечащему врачу приходили полицейские и наводили справки. Если он не был болен, или по крайней мере не лечился, то его могла остановить заметно возросшая бдительность населения. Возможно, он предпринимал какие-то попытки совершения новых преступлений, но они оказались неудачны и он решил взять паузу или даже вообще отказаться от убийств. Как бы там ни было, если это действительно было так, то получалось, что в конечном итоге полиция добилась своего и остановила преступника.

Кроме того, с высокой долей вероятности м. б. предположить, что Душитель по роду своей профессиональной деятельности моряк. Бостон - крупный порт, грузооборот которого в начале 60 - х годов достигал 15 млн. тонн. На верфях этого города за год проходят докование десятки судов; во время межпоходового ремонта команды кораблей распускаются. Те же специалисты, что остаются на кораблях весьма свободно распологают своим времененм. Душитель мог быть членом экипажа ремонтируемого судна и по окончании работ на корабле уйти в плавание.

Проверке подверглись экипажи всех судов - военных и гражданских - побывавших на длительной стоянке в Бостоне летом 1962 г. Как легко понять, объем такой проверки был колоссален; речь шла о тысячах людей, из которых подозрительными могли показаться многие десятки. Потребовались огромные затраты времени, для анализа и обобщения больших объемов информации.

Весь сентябрь, октябрь и ноябрь месяц о "Бостонском Душителе" не поступало никакой новой информации. И каждый новый спокойный день все более укреплял власти в уверенности, что страшный преступник действительно моряк, покинувший надолго город.

Но 5 декабря 1962 г. произошло новое преступление. Душитель точно посмеялся над полицией и умниками - психоаналитиками: он убил молодую девушку - негритянку. До этого дня все были твердо уверены в том, что он убивает только пожилых белых женщин; теперь же стало ясно, что при расследовании преступлений этого человека никто ни в чем не может быть уверен.

Погибшей Софи Кларк исполнилось 20 лет. Она была медсестрой и жила в квартире, которую снимала вместе с двумя подругами. Она очень боялась "Бостонского Душителя", находясь дома, всегда запирала дверь на два замка, была недоверчива и осторожна в общении с незнакомыми людьми. Подруги-соседки на допросе в полиции рассказывали, что Софи точно чувствовала приближение маньяка и не раз заговаривала о совершенных им убийствах. Когда девушку успокаивали, говоря, что Душитель не нападает на молодых афроамериканок, она как будто бы успокаивалась...

Никто из знавших Софи Кларк не мог и предположить, что рассудительная и недоверчивая девушка пустит в дом незнакомого человека.

Смоделированный полицейскими сценарий нападения полностью соответствовал почерку Душителя. Софи Кларк писала письмо своему жениху и уже почти закончила его, когда около 14.30 в дверь квартиры постучали. Пришедший человек до такой степени казался безобидным, а слова его - правдоподобными, что девушка решилась открыть дверь. Преступник напал на нее прямо в прихожей, едва переступив порог; капли крови из разбитых губ Софи упали на линолеум у самой двери. Оглушенную жертву нападавший перенес в большую комнату изнасиловал и задушил руками. После быстрого и поверхностного обыска ( преступник не смог обнаружить некоторые довольно ценные украшения и это косвенно указывало на спешку с которой он действовал), он вытащил из платяного шкафа несколько предметов женского белья; один из черных чулков он завязал узелком с двумя петельками на шее погибшей. При изнасиловании преступник воспользовался презервативом, обыск проводил в перчатках. Все его действия потребовали не более трех четвертей часа.

Новое преступление "Бостонского Душителя" вышло на первые полосы национальных новостей. Журналистов занимал вопрос: если психиатры сочли Душителя потенциальным некрофилом, то почему он убивает молоденьких девушек? А если он вовсе не некрофил, то чего стоят психоаналитические выкладки, которыми руководствовалась в своих розысках полиция? Защищая честь психиатрии кто-то из специалистов неосторожно высказался в том смысле, что надо, дескать, еще разобраться, действительно ли убийство С. Кларк совершено Душителем; не подделка ли это под его манеру. По большому счету, сомнений в этом быть не могло; тот же факт, что кто-то из врачей пытается оспаривать мнение газетчиков, лишь подхлестнул всеобщее раздражение.

Неспособность экспертов дать удовлетворительные объяснения действиям преступника ставила в трудное положение и следователей. В самом деле, если Душитель и впрямь потенциальный некрофил ( как поначалу уверяли психиатры и сексопатологи), то скорее всего, на каком-то этапе своей жизни он мог быть по роду своей работы связан с моргами, похоронными бюро, кладбищами. Люди с явными и неявными некрофильскими наклонностями тяготеют к работе такого профиля. Но если Душитель вовсе не некрофил, то он мог быть кем угодно и никаких указаний на его возможный род деятельности вообще не существует. Т. о. становилось непонятно, кого именно надо было розыскивать?

В первый день нового - 1963 года - поступило сообщение о новом преступлении "Бостонского Душителя". Мужчина, имя и фамилию которого полиция не назвала, потому что он был женат и имел детей, приехал в гости к своей любовнице - 23 - летней Патриции Биссетт. Предпологалось, что они вместе проведут день и вечер, сходят в ресторан. Войдя в квартиру, которую снимала Патриция, мужчина обнаружил ее убитой и вызвал полицию. Любовника больше всего беспокоило, как бы о его донжуанских подвигах не узнала жена. Полиция обещала не разглашать настоящие обстоятельства обнаружения тела погибшей и представила дело так, будто Патрицию Биссетт ее начальник вызывал в офис для работы 1 января и после того, как не смог до нее дозвониться приехал на квартиру женщины, где и обнаружил тело.

Долгое время считалось, что именно начальник Патриции обнаружил ее тело и лишь в 70-х годах стало известно, как именно обстояло дело.

Биссетт была убита в типичной манере Душителя; после изнасилования и удушения он завязал на шее погибшей узел из чулок. Второй узел убийца завязал из рукавов блузки. Преступник не оставил отпечатков пальцев и следов спермы.

Никто из соседей не смог сообщить полиции никаких примет или возможных зацепок для следствия; убийца незамеченным прошел в дом, совершил преступление и покинул его. Если кому-то Душитель и попался на глаза, то не привлек к себе внимания.

После семи убийств, которые полиция однозначно связывала с преступной деятельностью Душителя, следствие не располагало никакими достоверными данными о личности этого человека. Будто не было шести месяцев напряженной работы; полицейские знали о преступнике столько же, сколько знали в первый день.

Весь январь и первую половину февраля 1963 г. следствие провело в отработке материалов по различным подозрительным лицам, которые могли бы быть Душителем. Отрабатывалась версия моряка, бывшего в плавании всю осень 1962 г. и вернувшегося в Бостон к декабрю. Лица, привлекшие к себе внимание полиции, отсеивались один за другим. Это были люди асоциальные, сумасшедшие и даже откровенные преступники, но среди них явно не было Душителя.

Оставалось одно - ждать и надеяться на то, что в конце - концов преступник совершит ошибку. Согласитесь, довольно слабое утешение для того, кому суждено будет оказаться следующей жертвой.

И вот 18 февраля 1963 г. полиции, казалось бы, улыбнулась удача. Неизвестный позвонил в дверь Саманты Нортвуд и представился водопроводчиком, который должен перекрыть магистраль, ведущую наверх, иначе квартира Нортвуд будет залита протекающей водой. Встревоженная хозяйка открыла дверь; угроза затопления ее квартиры настолько обеспокоила женщину, что она напрочь забыла о всяких предосторожностях.

Шагнувший через порог мужчина прикрыл дверь и набросился на Саманту. 52 - летняя женщина несмотря на температутру ( именно поэтому она и не отправилась в этот день на работу), оказала отчаянное сопротивление и стала кричать. Последнее обстоятельство, видимо, и спасло ее. Сообразив, что беззвучное нападение провалилось, человек опрометью бросился бежать.

Теперь у полиции был свидетель, столкнувшийся с Душителем, что называется, нос к носу. Вот только описание ею нападавшего оказалось никуда не годным.

Прежде всего, Саманта Нортвуд оказалась близорука. В момент нападения она была без очков. Данное ею описание было самым общим: преступник был среднего роста, был одет в короткую кожаную куртку ( причем даже ее цвет потерпевшая не могла указать с определенностью) и голубые джинсы. Описание одежды на этом исчерпывалось; ничего более женщина вспомнить не могла. Об особых приметах не могло быть и речи; Саманта даже не помнила имел ли нападавший усы.

Женщину оставалось только пожалеть. На восприятие ею происшедшего, безусловно, наложил отпечаток тот тяжелый психоэмоциональный стресс, который она пережила во время нападения и сразу после него. Происшедшее с Самантой Нортвуд лишний раз подтверждает хорошо известную всем криминалистам истину: потерпевшие - худшие из свидетелей.

Некоторое время следователи бились с женщиной, пытаясь добиться от нее более конкретных показаний. Убедившись, что сделать это не представляется возможным, они стали склоняться к мысли провести допрос потерпевшей под гипнозом. Воспоминания, заложенные в т. н. "сумеречной" области сознания могли оказаться точными и весьма полезными для сыщиков. Одно время американские полицейские и ФБР очень высоко оценивали результативность подобных допросов, но со временем, когда была наработана необходимая статистика, доверие к такому способу дознания оказалось подорвано. Лица невротического склада при допросах под гипнозом выдавали свои страхи за реальные события; иногда они рассказывали о начале Третьей Мировой войны, высадке русских парашютистов в Нью-Йорке и пр. небывальщину.

Но главный нюанс допросов под гипнозом заключался в другом: допрашиваемое лицо оказывалось беззащитным перед внушением гипнолога. Для недобросоветсных сыщиков такой допрос являлся идеальным способом подтасовки результатов следствия. Поэтому американский суд допускает отвод свидетеля на основании того, что прежде он подвергался гипнотической обработке. Если бы Душитель был в конце - концов пойман, Саманта Нортвуд не могла бы свидетельствовать против него в суде на том основании, что она подвергалась допросу в состоянии гипнотического транса. Поэтому, несмотря на очевидный соблазн провести такой допрос, полицейские все же предпочли этого не делать, полагая, что Саманта будет полезнее для прокуратуры в качестве свидетеля обвинения в суде.

История неудачного нападении "Бостонского Душителя" долгое время не афишировалась. Делалось это специально для того, чтобы преступник думал, будто полицейские получили его словесный портрет и отказался от убийств в дальнейшем.

Какое - то время казалось, что расчет полицейских оправдывается. На протяжении всего марта и апреля 1963 г. Душитель не напоминал о себе. Спустя несколько лет, правда, выяснится, что 9 марта им было совершено еще одно убийство, но в тот момент никто из криминалистов не связал его с действиями Душителя.

Наконец, 9 мая 1963 г. некто Киллиан Мак - Дайн приехал в гости к своей молоденькой подружке Беверли Саманс, с которой он не виделся уже 10 дней. Пользуясь своим ключом, он открыл дверь и обнаружил женщину в кровати; руки ее были привязаны к ножкам кровати, а широко разведеные ноги - к спинке в изголовье. Тело было уже в состоянии явного разложения. Потрясенный Киллиан вызвал полицию.

Вскрытие показало, что 23 - летняя женщина была убита ударом ножа; тем не менее, убийца душил ее. Потерпевшая была изнасилована, отсутствие следов спермы указывало на то, что преступник использовал презерватив. По посмертным изменениям в тканях эксперты датировали момент смерти Беверли Саманс шестым мая.

Хотя подпись - узелок отсутствовала, криминалисты почти не сомневались в том, что перед ними очередное преступление Душителя. Масса мелких нюансов ( избиение в самом начале нападения, использование презерватива и перчаток, обыск помещений и кража денег и ценной бижутерии) свидетельствовали о том, что перед ними преступник, следующий уже выработанному способу поведения. Тот факт, что он впервые использовал нож, свидетельствовал о том, что после неудачного нападения 18 февраля 1963 г., он сделался осторожнее и не полагался более на крепость кулаков.

Эксперты посчитали, что скорее всего преступник насиловал и душил уже мертвое - или агонизирующее - тело, т. е. удар ножом предшествовал душению. Некрофильские наклонности "Бостонского Душителя", т. о. впервые получили свое полное выражение. Процесс же удушения, т. е. сжимание человеческой шеи и горла, хрипы агонизирующего, способствовали усилению сексуального возбуждения преступника и силы переживаемого им оргазма. Связь степени полового возбуждения некоторых психопатов с процессом удушения ими жертвы давно описан в специальной литературе и хорошо известен психиатрам. Если убийца из всех видов казни жертвы отдает предпочтение именно удушению, значит, он руководствуется скрытыми сексуальными мотивами - это правило воспринимается ныне как аксиома. Убийство Беверли Саманс еще раз с очевидностью продемонстрировало, что "Бостонский Душитель" не просто человек с психическими отклонениями, а глубоко больной, с глубокими поражениями психики и целым букетом тяжелых перверсий.

Тот год явился годом настоящего бума литературы по вопросам выживания в экстремальных ситуациях. Именно "Бостонскому Душителю" Америка обязана расцветом литературы такого направления. Психологи, телохранители, конфликтологи - кто только не писал наставлений для детей и женщин о том, как следует правильно действовать при встрече маньяками ( грабителями, террористами и пр.). Польза от такого рода литературы весьма условна, точнее сказать, вообще неизвестно, помогли ли такие инструкции хоть раз кому-то, но вот уже сорок лет разные американцы пишут и читают книжки на подобные темы. До такой степени потряс воображение Америки "Бостонский Душитель".

Генеральный Прокурор США Брокк создал комиссию в числе 40 человек, которой было поручено изучить на федеральном уровне материалы нераскрытых серийных убийств. Предполагалось, что Душитель мог быть кочующим преступником ( гастролером - по российской терминологии) и совершать аналогичные преступления в других регионах страны. Возглавил комиссию Эндрю Туни, в прошлом оперативный работник ФБР.

Лето 1963 г. прошло тихо.

Но 18 сентября 1963 г. в полицию поступило сообщение о том, что обнаружено тело 58 - летней Ивлин Корбин, погибшей насильственно.

Женщина дважды не пришла за еженедельным пособием; на это обратили внимание и агент социальной службы приехала домой к одинокой женщине. Поскольку никто дверь не открыл, то был приглашен домовладелец, который в присутствии наряда полиции и социального агента вскрыл квартиру.

Ивлин Корбин была избита, изнасилована и задушена. Преступник душил ее как руками, так и чулками, которые остались намотанными вокруг шеи. Очевидно, он наслаждался действием, то затягивая петлю, то ослабевая ее. Ноги погибшей женщины были широко раздвинуты, узел - бабочка на лодыжке был завязан бюстгальтером.

Как установили полицейские, Корбин погибла еще 8 сентября. Ее квартира была обворована, преступник по-прежнему не брезговал этим промыслом. Самым тщательным образом полицейские проследили его путь по квартире, засыпали тальком и графитом все, до чего только Душитель мог дотрагиваться, рассчитывая отыскать-таки случайный отпечаток пальца. Тщетно! Преступник не допускал оплошности, которую уже целый год ожидали от него следователи, полиция, да и все жители Бостона.

И снова - как уже бывало прежде - Душитель надолго исчез. Два с лишним месяца он не давал о себе знать.

Следующей его жертвой оказалась опять молодая женщина - 23-летняя Джоан Граф. Она погибла 23 ноября 1963 г. и была довольно быстро обнаружена. Душитель скрутил вместе чулок и желто-синий спортивный купальник и получившуюся веревку завязал на шее жертвы узлом с двумя бантами. Как и в предшествующем случае - с Ивлин Корбин - он не пользовался ножом, видимо, страх того, что жертва сумеет оказать сопротивление, у него уже прошел. Серийный убийца остался верен выбранной схеме: он избил женщину, изнасиловал ее и задушил, после чего подверг обыску всю квартиру. По-прежнему он использовал презерватив и перчатки. Ни одной улики, хоть как-то указывающей на его личность, Душитель на месте преступления не оставил.

Итак, по состоянию на конец 1963 г. "Бостонский Душитель" убил 10 женщин. Реально таковых было больше, но на тот момент времени остальные жертвы полиция еще не связывала с преступной деятельностью маньяка. За полтора года работы отдел расследования серийных убийств провел колоссальную работу: самым тщательным образом были изучены биографии более чем 6,5 тыс. человек, особенности поведения которых позволяли специалистам рассматривать их как потенциальных "душителей". В той или иной мере к расследованию оказалась причастна как вся бостонская полиция ( начиная от патрульной службы), так и подразделения федерального ( общегосударственного) уровня.

Масштабный характер проведенных оперативно - следственных мероприятий не оставлял сомнений в том, что "Бостонский Душитель" уже попадал в круг подозреваемых; его имя, безусловно, уже произносилось полицейскими, но то ли недосмотр, то ли халатность проверки не позволили однозначно идентифицировать преступника. К концу 1963 г. руководство полиции штата стало склоняться к идее проведения глобальной облавы на всем злачным местам и притонам штата с целью выявления и задержания всех без исключения лиц, посещающих такие места. Все задержанные в таких местах, а также подозреваемые в асоциальном поведении, связанном с половыми перверсиями, д. б. пройти тщательнейшую фильтрацию в отделе расследования серийных убийств. Только офицеры этого подразделения должны были решать, кого именно из задержанных следовало отпустить, а кого - оставить для углубленной проверки. Продолжительность проверки не следовало ограничивать заранее оговоренным сроком.

Последнее положение требовало согласования на уровне политического руководства штата, поскольку американское законодательство очень точно регулировало порядок и сроки задержания под стражей подозреваемого, допуск к нему адвоката, порядок регистрации проверки сделанных им заявлений и пр.

Новое убийство, совершенное Душителем 4 января 1964 г., переполнило чашу терпения. Губернатор штата Массачусетс санкционировал подготовку проведения облавы.

Погибшая оказалась 19 - летняя Мэри Сэлливан. Это оказалась самая молодая жертва убийцы. Душитель продолжительное время издевался над девушкой; как и в случае с ее однофамилицей - Джейн Сэлливан - в ход пошла рукоятка швабры. Задушенная обмотанными вокруг шеи чулками, Мэри была оставлена Душителем на полу; в ее влагалище была введена швабра, а у ног положена новогодняя открытка, написанная Мэри ее другом.

Как и во всех предшествующих случаях, преступнику удалось не оставить каких-либо следов, способных привести к его идентификации.

Криминалисты предполагали, что первые недели после убийства преступник малоактивен: он мало двигается по городу, не выходит из дома без крайней нужды, чувствует себя умиротворенным. Невротическая активность должна начинаться примерно через 2-3 недели после преступления; Душитель должен начинать поиск жертвы и подогревать себя посещениями кинозалов, демонстрирующих поронофильмы, магазинов, соответствующего профиля и т. п. мест. Т. о. получалось, что наибольший эффект даст облава, проведенная после 25 января 1963 г.

В результате крупнейшей за всю историю штата Массачусетс облавы, длившейся 3 дня, в начале февраля 1964 г. было задержано более 2,2 тыс. подозрительных мужчин. Все они подверглись самой придирчивой проверке. Человек освобождался только в случае 100 %-й уверенности в непричастности к преступлениям "Бостонского Душителя".

В течение 1964 г. несколько раз поднимался вопрос об эффективности проведенного мероприятия; никто из руководства полиции не брал на себя ответственность утверждать, что убийца пойман. Но факт был, как говорится, на лицо - за весь 1964 г. Душитель не совершил ни одного преступления. Это могло означать что угодно; в том числе и то, что полиция, пройдясь широким бреднем по притонам Бостона, зацепила-таки маньяка. Только сами полицейские так и не узнали, кем он был.

В начале февраля 1965 г. гангстер Джордж Нассар, проходивший психиатрическую экспертизу в клинике тюремного типа Бриджуотер, штат Массачусетс, сообщил своему адвокату Ли Бейли, что его сокамерник - некий де Сальво - постоянно говорит о себе, как о "Бостонском Душителе" и описывает сцены совершенных им насилий над женщинами. Адвокат очень заинтересовался услышанным и попросил о встрече с де Сальво.

На этой встрече Ли Бейли предложил Альберту де Сальво стать его адвокатом, если тот расскажет о себе правду. После некоторого размышления де Сальво согласился; он знал, что Ли Бейли - несмотря на свою молодость ( ему было 32 года) - дорогой и солидный адвокат, защищавший многих известных гангстеров. Альберт де Сальво рассказал о себе следующее: в конце 50-х годов он "снимал" женщин, ходя по квартирам и представляясь агентом по поиску персонала модельных агентств. Многие женщины, как это не покажется удивительным, позволяли снимать с себя мерки и давали анкетные данные в надежде на возможное трудоустройство. Когда де Сальво намеком давал понять, что интимные отношения с ним увеличат шансы на получение работы, некоторые женщины добровольно шли на это. В конце-концов, полиция узнала, что в Бостоне действует преступник, выдающий себя за агента модельных агентств. Хотя его действия нельзя было квалифицировать как изнасилования в чистом виде, все же они вполне соответствовали определению мошенничества. Фальшивый агент модельного агентства получил условное прозвище Измеритель. Параллельно с забавами на ниве модельного менеджмента, де Сальво занимался квартирными кражами; собственно, это и был основной источник его доходов. Но 17 марта 1960 г. с Альбертом приключилась неприятность - он был пойман при попытке бегства с места преступления. При нем обнаружили сантиметровую ленту - для измерения кандидаток на роль манекенщиц - и набор для взлома дверей. Альберта изобличили как Измерителя, но посадили как квартирного вора. И в полицейской картотеке он проходил именно как квартирный вор. Два года и месяц де Сальво провел на нарах; выйдя на свободу в апреле 1962 г. он решил, что с Измерителем покончено. Он одел зеленые брюки и принялся насиловать женщин везде, где только мог рассчитывать на безнаказанность: в квартирах, парках, за городом и пр. Он стал серийным насильником, известным бостонской полиции как Человек - в - Зеленых - Штанах или Зеленый Человек. В том случае, когда на нем не было зеленых штанов, он позволял себе убить женщину. Де Сальво не хотел, чтобы "Бостонский Душитель" ассоциировался с Человеком - в - Зеленых - Штанах; полиция д. б. думать, что это разные люди.

Арестован де Сальво был 27 октября 1964 г. Произошло это довольно нелепо, как считал сам преступник: проникнув в квартиру женщины под видом сантехника, он попытался украсть 100 $ из раскрытой сумочки. Попытка эта была замечена, женщина стала кричать, тогда де Сальво привязал ее к кровати и извинился: "Простите, это не входило в мои планы !" После того, как он покинул квартиру, женщина вновь стала звать на помощь и за вором погнались соседи. После погони де Сальво под угрозой оружия был задержан и сдан полиции. В тюрьме он узнал, что его супруга Ирмгард собралась подавать на развод; это, якобы, потрясло его до такой степени, что де Сальво стал мучаться ночными кошмарами и видениями. В Бриджуотерскую психиатрическую лечебницу он был переведен 14 января 1965 г.

Адвокат сразу поверил услышанному рассказу об убийствах. Потрясенный сделанным им открытием, Ли Бейли помчался к руководству полиции штата. "Я нашел Душителя!" - заявил он 16 февраля 1965 г. Адвокат прокрутил магнитофонные ленты с записями своей беседы с де Сальво; дабы полицейские до поры не опознали говорившего по голосу, Ли Бейли включил прослушивание на другой скорости, чем та, на которой производилась запись. Ухищрения адвоката не произвели сколько-нибудь заметного впечатления на лейтенанта Донована, беседовавшего с ним. Он рассмеялся в глаза Ли Бейли и сообщили, что уже 13 сумасшедших добровольно заявили, что именно они являются "Бостонским Душителем". После того, как Ли Бейли в ходе разговора назвал фамилию де Сальво, Донован ему ответил, что де Сальво хорошо известен полиции; он не может быть Душителем потому, что вышел из тюрьмы в апреле 1963 г., когда на счету Душителя уже было 7 жертв. Адвокат впоследствии рассказывал, что он поначалу решил, что ослышался. "де Сальво освободился в апреле 62-го !", - поправил он полицейских. "Нет, 63-го !", - возразили ему. Оказалось, что клерк, составлявший справку на преступника допустил ошибку и датировал момент освобождения де Сальво годом позже. Понятно, что это сразу исключало преступника из круга подозреваемых.

Второй серьезной ошибкой полиции было то, что человек, уже заявивший о себе, как о лице, склонном к половым аномалиям, проходил в учетной картотеке как квартирный вор. Правда, в начале 1964 г. полицейские исправили это упущение; это произошло после того, как одна из жертв Зеленого Человека дала описание насильника, очень похожего на Измерителя. Но тем не менее, почти полтора года де Сальво был избавлен от подозрений в свой адрес потому лишь, что не попал в каталог преступников на сексуальной почве!

В конце - концов Ли Бейли добился того, чтобы полицейские прибыли в Бриджуотер для допроса Альберта де Сальво.

Тогда никто еще не знал, что допрос этот растянется на 8 месяцев.

Де Сальво находился в глубокой депрессии. Родившийся 3 сентября 1931 г., он не курил, почти не пил, не употреблял наркотиков, занимался спортом. В годы службы в армии ( сентябрь 1948 г. - февраль 1956 г.) он стал чемпионом Группы Американских войск в Германии по боксу в среднем весе. После демобилизации он вместе с супругой приехали в Бостон; проживали по адресу: Молден, Флоренс - стрит, 2. Через некоторое время это место сделается объектом паломничества журналистов и обычных зевак, попадет на несколько лет в маршруты всех туристических экскурсий по Бостону. Здоровый, имеющий высокое либидо, Альберт де Сальво нуждался в сексе, как воздухе. Ему требовалось совершать 3 - 4 половых сношения в день на протяжении многих лет. Его жена Ирмгард после рождения второго ребенка хромоногим, резко сократила интенсивность половой жизни, отчего де Сальво сильно срадал. Очутившись в тюрьме в октябре 1964 г. он вообще лишился сексуальных удовольствий. Из - за этого он в начале 1965 г. совершил попытку самоубийства. Судья Пек постановил перевести его из обычной тюрьмы в Бриджуотер для определения степени психического нездоровья и вплоть до постановления суда.

В ходе затянувшегося торга де Сальво настаивал на возможности встреч с женой, невменении ему в вину преступлений Душителя, невозвращении в тюрьму обычного типа и пр. Полицейские довольно быстро доказали ему, что он получит тюремный срок в любом случае как Зеленый Человек, поскольку жертвы его опознали, и в его же интересах рассказать о преступлениях "Бостонского Душителя". В конце - концов, Альберт де Сальво стал отвечать на вопросы, связанные с преступлениями Душителя. По мере того, как он говорил, недоверие полицейских к его словам проходило; де Сальво описывал расположение мебели в квартирах погибших женщин, перечислял похищенные предметы, сообщал массу прочих деталей, которые мог знать только убийца и следователи.

По совету Ли Бейли он согласился на допрос под гипнозом. Такой допрос был выгоден обеим сторонам - и полиции, и преступнику. Полицейские могли удостовериться в полноте осведомленности де Сальво и уточнить происхождение этой осведомленности; де Сальво получал возможность отвода в суде всей информации, полученной при допросе под гипнозом.

В состоянии гипнотического транса преступник подтвердил убийство 11 женщин, кроме того, он признал факт убийства еще 2 человек - Мэри Мюллен и Мэри Браун. Первая из них в возрасте 85 лет погибла 28 июня 1962 г.; вторая - в возрасте 69 лет - 9 марта 1963 г. Полиция знала об убийстве и изнасиловании этих женщин, но приписывала совершение этих преступлений другому лицу.

Полицейские обратили внимание на то, что де Сальво шнурки собственных ботинок завязывал точно таким же узлом, что и Душитель узел на теле жертвы. Точно также он завязывал ремешок ортопедического ботинка на ноге своей хромоногой дочери. Кстати, к ней де Сальво испытывал искреннюю привязанность, как и к своей жене Ирмгард.

Последняя, будучи допрошена следователями, показала, что начиная с какого-то момента - примерно лета 1963-го года - почувствовала нарастание в супруге неудовлетворенности и сдерживаемой ярости. Ирмгард стала бояться за свою жизнь и жизнь детей. Что касается время провождения ее супруга, то она засвидетельствовала, что он очень много времени проводил вне дома и вполне располагал временем для выслеживания и нападения на своих жертв.

В конце - концов, полицейские пришли к выводу, что Альберт де Сальво действительно и есть неуловимый "Бостоский Душитель". Относительно возможности предания его суду за убийства женщин, мнения в прокуратуре и полиции разделились.

Адвокат Ли Бейли в специальном выпуске телевизионной передачи "Правосудие в Америке" заявил, что в неуловимости Душителя во многом виноваты сами полицейские. В частности, патрули дважды задерживали де Сальво возле мест преступления и допрашивали его, но никто не разу не попробовал установить его личность. Об описке полицейского, заполнявшего учетную форму де Сальво, было упомянуто выше. Ли Бейли заявлял, что де Сальво психически болен и если его предадут суду за преступления "Бостонского Душителя", то адвокат не пощадит пресловутой чести полицейского мундира и вся Америка узнает сколь непрофессионально велось расследование.

Заключение психиатров Бриджуотера гласило, что "де Сальво невменяем, но неправильно ставить вопрос о его невиновности на основании болезни". Хотя он признавался шизофреником, вопрос о его подсудности психиатры снимали с себя и передавали компетенции суда. В высшей степени любопытное заключение, принятое, вне сомнений, в угоду общественному мнению и политической конъюнктуры! Американские власти в то время очень беспокоились соблюдением прав человека в советских психбольницах, а сами при этом допускали вопиющее нарушение закона... Воистину, в чужом глазу соломинку видят...

В конце - концов де Сальво был судим только за преступления Зеленого Человека. По договоренности сторон об убийствах Душителя в зале суде не было произнесено ни слова. Из приглашенных на суд экспертов - психиатров лишь один заявил, что не считает де Сальво невменяемым, но именно его мнение присяжные сочли наиболее компетентным. Почти полугодовой судебный марафон закончился осуждением 18 января 1968 г. обвиняемого к пожизненному заключению за изнасилование. Тяжесть приговора совершенно не соответствовала предъявленному и доказанному обвинению, если не принимать во внимание, что на де Сальво смотрели и судили его именно как "Бостонского Душителя".

Историю этого серийного убийцы можно было посчитать законченной. Но 24 февраля 1968 г., узнав о предстоящем переводе его из Бриджуотера в тюрьму штата, де Сальво вместе с двумя другими заключенными совершил побег. Все Атлантическое побережье США замерло в ожидании сообщений о новых зверствах убийцы; уж теперь - то, казалось, у него вовсе нет никаких оснований быть милосердным! Но 26 февраля, через два дня после побега, де Сальво сам пришел в полицейский участок и заявил, что не хотел покидать Бриджуотер, потому и пустился в бега. Он обещал впредь не повторять подобного при условии ненаправления его в обычную тюрьму. Суд не стал торговаться с Душителем, присудил дополнительный срок отсидки, и направил - таки в общую тюрьму.

Там 25 ноября 1973г. де Сальво был убит 16-ю ударами ножа. Убийца не был найден. Проведенное расследование показало, что он пытался включиться в подпольную торговлю наркотиками, существовавшую в тюрьме. Преступная группа, державшая в своих руках этот промысел, предупредила его о недопустимости этого. Де Сальво пренебрег предупреждением и был убит.

Уже после гибели де Сальво в различных изданиях стала высказываться и обсуждаться точка зрения на него как на слепую марионетку в руках подлинного Душителя. Шизофрения де Сальво приводила к расщеплению его личности; в таком состоянии человек вполне мог внушенные образы воспринимать как свои собственные воспоминания. В роли внушающей стороны рассматривают того самого Джорджа Нассара, сокамерника де Сальво, который первым донес на него. Джордж Нассар, расстрелявший заправщика бензоколонки, был умным и эрудированным преступником. Есть основания думать, что его роль в формировании желания де Сальво покаяться очень велика. Несмотря на ряд интересных соображений, подтверждающих такое заключение, они не получили должного анализа специалистов - психиатров.

Кроме того, уже в 70-х годах получил распространение взгляд на преступления Душителя, как серию деяний разных преступников, копировавших манеру друг друга. Таковых преступников могло быть и двое, и трое, и даже больше. Сексопатологи считают, что разброс сексуальных пристрастий Душителя уж больно велик: и пожилые женщины, и просто старухи, и очень юные, и белые, и негритянки... У маньяков существуют свои пристрастия, причем довольно строгие; тот факт, что Душитель в своих преступлениях продемонстрировал абсолютную "всеядность" указывает на то, что в этом деле неправомерно объединены преступления совершенно разных убийц.

Наконец, подвергается сомнению шизофрения Альберта де Сальво. Во время досудебной экспертизы мнения врачей разделились; довольно убедителен взгляд на поведение обвиняемого как симуляцию сумасшествия. Де Сальво начал изображать в тюрьме ночные параноидальные страхи лишь тогда, когда узнал о переезде супруги с детьми в г. Денвер и ее намерении оформить развод. По американским законам преступления мужа, совершенные в состоянии умопомрачения, не могут служить основанием для развода. Кроме того, сама любовь де Сальво к Ирмгард - искренняя и горячая - противоречит взгляду на него, как на шизофреника; шизофреники демонстрируют нарастающую во времени эмоциональную холодность в отношении своих близких, отчужденность, быстро забывают прежних партнеров и не добиваются сохранения семей. Известно, что де Сальво с большим трепетом относился к своей дочке, баловал ее, гулял с нею и демонстрировал в отношении нее искреннюю любовь.

Как бы там ни было, преступления "Бостонского Душителя" породили целое направление в детективной и криминалистической литературе; его прозвище стало столь же нарицательным, как и Джека - Потрошителя за восемь десятилетий до того. Вокруг отвратительных преступлений Душителя сложилась уже своя мифология; начало ей положил бестселлер Гарольда Франка ( это групповой псевдоним) под названием "Бостонский душегуб", который был опубликован в июне 1966 г., еще до суда над де Сальво. С тех пор библиография по этой теме превысила сотню наименований. Но несмотря на массу парадоксальных и весьма оригинальных порой версий именно Альберт де Сальво остался в истории криминалистики тем человеком, с фамилией которого связываются отвратительные преступления "Бостонского Душителя".
ТЕРРОРИСТЫ
АФЕРИСТЫ
РЕКЛАМА
кондитерская Славишна
корпоративные торты
(кондитерская Славишна - корпоративные торты для корпоративного мероприятия на заказ)
ПИРАТЫ
ДРУГИЕ...
ПРЕСТУПЛЕНИЯ