Преступники и преступления - маньяки, воры, террористы, пираты, мошенники - их биографии и исторические факты
МАНЬЯКИ
ВОРЫ
МАФИОЗИ

Российские убийцы-серийники

Типовой портрет.

А как же обстоят дела с кроваво-сексуальным бандитизмом в России? Данные, которые имеются на этот счет, оптимизма не вызывают: куда хуже, чем на цивилизованном Западе. По этому виду гнусного зла, у которого, как и за рубежом, звериное лицо, мы впереди планеты всей. И в количественном отношении, и по тенденции роста.

По данным А. Бухановского, с 1993 по 1998 гг. количество серийных убийств увеличилось более чем в четыре раза. Как отмечалось на прошедшей в 1998 г. 2-й Международной научной конференции на тему «Серийные убийства и социальная агрессия», только в Ростовской области за последние 10 лет разоблачено 28 серийных убийц, на счету которых почти 120 жертв.

У российских маниакальных убийц нет конкурентов по ряду показателей, в том числе по признаку возраста, с которого начинаются преступления. Совсем недавно в СМИ сообщалось о задержании в Подмосковье самого юного маньяка всех времен и народов. Вот что об этом написал репортер одной из столичных газет.

"Саша Тимофеев, 12 лет, (имя и фамилия изменены) рос весьма агрессивным. Он плохо учился, терроризировал малышей и слабых ровесников, часто срывал уроки и грубил преподавателям. Родители, которые, кстати, отличались жестокостью по отношению к сыну, объясняли причины его неуправляемости переходным возрастом. Подростка даже отправляли на обследование в психоневрологический диспансер, однако мальчик по-прежнему ходил в школу и общался с детьми.

Если поначалу юнец просто дергал девочек за косички, то вскоре он перешел к вполне взрослым поступкам. 25 ноября Саша набросился на одноклассницу, намереваясь раздеть ее и изнасиловать. Подросток даже полоснул девочку ножом по горлу, однако школьнице удалось убежать. Разгневанные родители написали заявление в милицию, но меры не были приняты... Три недели спустя малолетний маньяк напал на первоклассницу и попытался ее задушить. К счастью, в пустой класс вошли родители ученицы, которые в это время забирали девочку из школы, и Тимофеев убежал. Спустя несколько дней Тимофеев, выследив восьмиклассницу и ее пятилетнюю племянницу, в безлюдном месте набросился на детей и повалил их на землю. Восьмиклассница успела крикнуть племяннице, чтобы та бежала, и малышка со всех ног бросилась домой. Самой же школьнице спастись не удалось... Негодяй шесть раз ударил несчастную в спину, а затем полоснул лезвием по горлу и начал раздевать, порезав ей еще и живот. Юного маньяка спугнули родители девочки, прибежавшие на выручку. Дочь умерла у них на руках..."("МК" — 2000. — 25 декабря)

Общеуголовные преступления в России совершаются лицами самых различных национальностей. В криминально-криминогенном отношении у нас нет «чистых» наций и народностей. Национальный вопрос в российской преступности не актуален. Но так обстоит дело только на усредненном уровне общей уголовной статистики. Преступления, о которых идет речь в данном случае, являются исключением из правила. Кроваво-сексуальные сериалы в России в основной своей массе совершаются представителями славянской расы. Этот доминирующий показатель сопрягается с другим — с невиданной жестокостью отечественных потрошителей.

Известный криминолог и психолог Ю.М.

Антонян описывает их «подвиги» следующим образом:

«Орудуя чаще всего под покровом ночи, сексуальные убийцы, как первобытные охотники обычно выслеживают свои жертвы, внезапно нападают на них, наносят множество телесных повреждений, неистово вспарывают грудь и живот, выворачивают аиутренности, совершают надругательства над половыми органами, отрезают отдельные куски тела. Эти злодеяния поражают своей неимоверной жестокостью, неумолимостью, большим количеством жертв, среди которых немало детей. Создается впечатление, что на свет вырвались невиданные чудовища, грозные слуги смерти, не знающие чувства жалости и сострадания. Это впечатление еще больше усиливается, когда обнаруживаются факты съедения ими отдельных частей тела убитых.»

Примеров злодеяний, о которых пишет Антонян, сколько угодно. Похождения подмосковного зоотехника Головкина одно из них.

В уголовном розыске его называли «удавом». Отличился этот «герой» далеко не телевизионного сериала любовью к мальчикам, но странной любовью. Начиная с середины 80-х годов в подмосковных лесных массивах стали находить трупы мальчиков в возрасте от 10 до 15 лет со следами зверских пыток и глумления. Когда преступника все же поймали, выяснилось, что свою единственную, но пламенную страсть он реализовывал такими способами, что у видавших виды сыщиков волосы на голове вставали дыбом. В бетонном подвале-бункере своего гаража (куда Головкин, неженатый, 30-летний мужчина, обманным путем заманивал свои жертвы) при ярком электрическом свете он орудовал набором ветеринарных инструментов, топором, лопатой, шприцами, синтетической веревкой, убивая, подвешивая живых и мертвых на крюки, снимая с них скальпы, разрезая тела на куски, вырезая фрагменты мышечных тканей, снимая и засаливая кожу тех, кто оказался в его логове. Вся эта страшная картина открылась перед глазами следователя и оперативных работников, осматривавших подвал Головкина и то, что осталось от его жертв. Не прошла мимо их внимания и оцинкованная ванночка, в которую спускалась кровь убитых. И хотя кровь сжигалась изувером с помощью паяльной лампы, при осмотре ванночки обнаружили сгустки крови и кусочки препарированной кожи. В подвале нашлось еще кое-что, что позднее признали вещественными доказательствами. (Изъяли, например, презервативы и вазелин, имевшие свое вполне определенное обоснование.)

По мнению Ю.М. Антоняна, жестокость в структуре преступного поведения убийцы выступает в качестве средства его самоутверждения. «Терзая, пытая, уничтожая другого, — подчеркивает Ю.М. Антонян, — принося ему неимоверные страдания, без остатка порабощая его, преступник ощущает всю полноту и значимость своей личности, подтверждает свое место в жизни... Уничтожая другого, пытаясь буквальным образом втоптать его в землю или сжечь, преступник стремится компенсировать все те страдания, а подчас и унижения, которым ему, по его субъективным ощущениям, пришлось подвергаться ранее.»

Сколько же их, потенциальных, еще не пойманных Головкиных затаилось или блуждает в потемках российского пространства ? Точно этого не знает никто. Армия сексуальных маньяков неуклонно растет. Этому способствуют навалившиеся на страну беды, доведенные до абсолюта абсурды, тлетворно воздействующие на сознание и подсознание личности. Сращивание власти и уголовной преступности, алкоголизация и духовная деградация, вырож- даемость населения, расцвет наркомании, разрушение исторической памяти народа, неудержимый, как половодье, распад семей, экономическая разруха не проходят бесследно.

Как подчеркивает психиатр из Ростова-на-Дону Александр Бухановский, людей с психо-сексуальными аномалиями гораздо больше, чем принято об этом думать. Если не принять решительных мер, то в ближайшие годы следует ожидать соответствующего криминального взрыва.

И этот печальный прогноз известного ученого и практика представляется, увы, реальным. Не менее печально и то, что раскрытие преступлений сексуальных маньяков оставляет желать много лучшего. Далеко не во всех случаях эти ничтожества оказываются за решеткой, слишком часто преступления раскрываются с огромным запозданием после моря пролитой крови невинных жертв. Причем большей частью установление преступников и пресечение их преступного промысла происходит благодаря его Величеству Случаю.

Вот, например, как был пойман Василий Кулик, долгое время своими бесчинствами буквально терроризировавший жителей Иркутска.

Повар столовой сельхозинститута Галина Викторовна выглянула в окно и, бросившись в служебное помещение, наткнулась на бухгалтеров Андрианову и Веселовскую. «Ой, Таня, ой, Тамара, там мужчина повел мальчика на стройку, наверняка изнасилует», — на одном дыхании выпалила Галина Викторовна, хватая за руки подруг.

Те не поверили. Но повар — бледная, не на шутку встревоженная — горячо и сбивчиво пересказала им свои подозрения, отрывая пальцы и вновь цепляясь за сослуживиц, которым наконец передалась ее тревога.

Андрианова с Веселовской кинулись на стройку. Замедлив у дома шаг, они, не сговариваясь, разошлись в разные стороны и, крадучись, бесшумно обходя здание, заглядывали в каждое окно, безуспешно пытаясь рассмотреть что-нибудь в темном помещении.

Силуэт мужчины, в полусогнутом состоянии стоявшего на коленях, первой заметила Андрианова. Вздрогнув, крикнула: «Тамара, надо вызвать милицию !» Мужчина не шелохнулся. Веселовская, увидевшая его через другое окно, громко спросила: «Ты что тут делаешь?» «Нужду справляю», — спокойно ответил тот. «Сволочь, а почему в таком положении?» Мужчина что-то пробурчал в ответ, но Тамара уже бежала к столовой, высоким и звонким голосом взывая к прохожим. Андрианова резко отшатнулась: насильник, выпрыгнувший из окна, чуть не сбил ее с ног, перемахнул через забор, ограждающий стройку, и помчался прочь. В этот момент от группы прохожих, ринувшихся вослед ему, оторвался парень; стремительно, почти летящими прыжками настиг беглеца, перелезавшего через очередной забор, и мертвой хваткой вцепился ему в ногу, ловко уворачиваясь от яростных пинков. Спустя несколько секунд подоспела помощь: второй преследователь забрался на забор и хорошо рассчитанным ударом саданул мужчину по очкам, слетевшим с него в стекольных брызгах. Беглец обмяк, тут же перестав сопротивляться, его сдернули с забора и повели в милицию, крепко обхватив с обеих сторон. Так был задержан один из опаснейших преступников последних десятилетий...

На стройке обнаружили полуобнаженного мальчика в бессознательном состоянии, но, похоже, еще живого. Перенесли в столовую, вызвали неотложку. Мальчик очнулся, стонал, слабо отбивался: «Не подходите... Мне больно... очень...»

Личность задержанного повергла всех в изумление. Кулик Василий Сергеевич, линейный врач Иркутской городской станции «Скорой помощи», 30 лет, женат, имеет двоих детей. Сын интеллигентных родителей. Отец — профессор, доктор биологических наук, писатель. Мать — директор школы. Казалось невероятным, что такой человек мог быть преступником. Николай Моденов и Илья Хонгодоров — это им обязан Иркутск избавлением от монстра. Работники милиции и прокуратуры, не раз выходившие на след убийцы, проявили полнейший непрофессионализм.

Справедливости ради нельзя не сказать, что для поимки Кулика и ему подобных обычно делалось и делается много. Вот только плохо получается. Как всегда. Как повелось, ибо ведутся дела бестолково, по наитию, методом многочисленных проб и столь же многочисленных ошибок. Несвоевременное раскрытие анализируемых сериалов является следствием издержек организационного порядка, слабой базы информационного обеспечения расследования, низкого уровня профессионализма оперативных работников и следователей, отсутствия фундаментальной научной базы и четких, целенаправленных методических разработок, необходимого в количественном отношении научно-консультационного аппарата, каким обладает, например, полиция в США.

Исследуя вопрос о том, почему долгое время ростовский Чикатило оставался неуязвимым для правоохранительных органов, генерал-майор МВД России Н.П. Водько приводит конкретные данные об огромном количестве ошибок и упущений, допущенных оперативно-розыскными и следственными органами. По мнению Водько, затянувшейся на долгие годы безнаказанности Чикатило способствовали и «проколы» консультантов-медиков при разработке поискового психологического портрета устанавливаемого преступника.

Всего этого во многом можно было бы избежать, если бы отечественные пинкертоны имели на вооружении полноценный типовой «портрет» сексуального убийцы. И хотя интенсивные исследования в этом направлении ведутся, они еще далеки от завершения.

Все главное, как говорится, еще впереди. Но и то, что уже достигнуто, может быть реализовано с пользой для науки и для практики.

По мнению Ю.М. Антоняна, при разработке розыскных и предупредительных мероприятий следует учитывать, что при кажущейся внешней одинаковости «серийные» сексуальные убийства в действительности весьма существенно отличаются друг от друга. Можно выделить следующие их группы:

1. Убийства лиц женского пола и подростков (обоего пола) с целью сломить их сопротивление;

2. Убийства с целью обеспечения собственной безнаказанности после совершенного изнасилования;

3. Убийства, когда преступник получает половое удовлетворение от мучений и агонии своих жертв (это наиболее опасная категория сексуальных преступников);

4. Убийства женщин до, во время и после совершения изнасилования, когда потерпевшие говорят или делают нечто, что воспринимается преступником как тяжкое оскорбление. Определить, к какой группе преступников относится данный убийца, можно на самой ранней стадии предварительного следствия, что позволяет построить правильную версию, «привязать» данное убийство к другим подобным деяниям.

Результаты исследования Ю.М. Антоняна изложены в виде следующих основных положений:
- сексуальные посягательства на женщин, сопровождаемые проявлениями особой жестокости, определяются не столько половыми потребностями преступников, сколько необходимостью решения своих личностных проблем, в основе которых лежит бессознательное ощущение зависимости от женщин (при этом имеется в виду не конкретное лицо, а женщина вообще);
- социальное или биологическое неприятие их женщинами порождает у них страх утратить свою социальную и биологическую определенность в жизни, т.е. фактически стать как бы отверженными. Преступник не может согласиться с такой ролью. Насилуя и убивая потерпевшую, т.е. полностью господствуя над ней, он возвышается в собственных глазах, подтверждая свое право на существование. Следовательно, здесь действует мотив самоутверждения, обладающий огромной стимулирующей силой;
- нападение на подростков и особенно детей детерминируется бессознательными мотивами снятия или подавления тяжких психотравмирующих переживаний собственного детства, связанных с унижениями, перенесенными в основном от родителей. Избрание же сексуального способа преступного посягательства определяется тем, что у данного человека сексуальные отношения вызывают наибольшие затруднения. Эти затруднения, переплетаясь с нежелательными образами детства, мощно стимулируют указанные тяжкие посягательства. Понятно, что в названных случаях ребенок или подросток также выступают в качестве символов.

Думается, что приведенные суждения важны не только для ученых, но и практических работников, поскольку их учет может оказаться полезным при построении версий и проведении соответствующих поисковых и следственных мероприятий.

Вместе с тем следует учитывать, что не все представители сексуально-кровожадных монстров строго вписываются в те или иные научные типологические группы по «интересам».

И тем не менее сравнительный анализ данных отечественных и зарубежных специалистов, полученных при изучении сексуальных маньяков-убийц, позволяет судить о том, что по основным показателям характеристики рассматриваемого типа лиц в России и за ее пределами совпадают. Прежде всего это касается социально-психологических параметров личности маниакальных убийц с сексуальной патологией, генезиса, мотивационного механизма, закономерностей, лежащих в основе их противоправного пред- и посткриминального поведения.(Это обстоятельство создает предпосылки для совершенствования практики борьбы с маниакально-сексуальной преступностью на основе международного обмена передовым опытом, накопленным в указанной области. Наряду с этим открывается возможность и для дальнейшего развития научных исследований психологов, криминалистов, криминологов путем взаимообмена идеями, творческой реализации эмпирических данных и достижений их зарубежных коллег. - примечание авторов "Криминалистической психологии")

Профессиональная деятельность сексуальных преступников в России, как правило, отражает трудности общения этих лиц с окружающими и в свою очередь с людьми своего возраста. Поэтому в наиболее типичном варианте это работа уединенная, с ограниченным числом контактов с окружающими. Возможен обратный вариант, когда под видом профессиональной деятельности они стремятся к общению с интересующими их в сексуальном отношении объектами.

С точки зрения психологии криминального поведения, преступники делятся на тех, кто предварительно вступает с жертвой в контакт, и тех, кто этого избегает. Данная характеристика поведения преступника при всей ее внешней малозначимости является важной. Для большинства преступлений этого вида данный вопрос является принципиальным. Лица, вступающие в контакт, относятся к общению с жертвой как к обязательному ритуалу. Лица, не вступающие предварительно в контакт, нередко даже отказываются от своих преступных намерений, если бывают вынуждены общаться с предполагаемой жертвой. Поэтому и те и другие придерживаются своей тактики.

В целях завладения жертвой используется стандартный набор: хитрость, сила, соблазн, угрозы.

Одежда преступника в большинстве случаев после нападения хранит следы преступления.

Специального оружия практически не бывает, применяются либо бытовые предметы (кухонные ножи, отвертки, веревка), либо импровизированные (камень, платок жертвы и т.п.).

Если орудия убийства готовятся заранее, то преступник использует их многократно.

Российские исследователи обращают внимание на дисгармоничность семей, в которых выросли сексуальные преступники. Прежде всего это вариант, когда мать, властная женщина, подавляет отца. Будущие серийники растут в ситуации эмоционального отчуждения со стороны родителей. В тех же случаях, когда преступники вырастают во внешне благополучных семьях, отмечено, что родители часто уделяют много внимания интеллектуальному и физическому развитию ребенка, оставляя без внимания эмоциональную сферу.

Преступники могут иметь жену, детей. Часто жертвы преступлений имеют одинаковый возраст с их детьми. Нередко они совершают развратные действия со своими детьми.

Среди преступников, совершающих серийные убийства по сексуальным мотивам, встречаются лица, имевшие в прошлом судимость за аналогичные преступления. Часто первые преступления они совершают в подростковом возрасте, после отбывания наказания (иногда и до окончания срока) совершают серию преступлений.

Портрет российского серийного убийцы.
Как подмечено Е.Г. Самовичевым, криминальное событие в поведении серийного убийцы реализуется «по механизму резонансных отношений между хронотипами виновного и потерпевшего. Выбор жертвы не является случайным. В ее типе объективизированы существенные черты типа преступника, хотя формы их внешнего проявления могут быть различными».

Все это очень похоже на то, с чем мы столкнулись, изучая зарубежные источники. Вместе с тем отечественные серийные убийцы не являются во всех отношениях копией, зеркальным отражением образов их европейских или заокеанских «коллег». В отличие от обычно опрятных, ухоженных, подчас внешне респектабельных зарубежных серийников, российские киллеры чаще выглядят не лучшим образом. Их внешний вид соответствует неудачному социальному статусу отверженного. Безвкусно, примитивно одетые в дешевые, поношенные вещи с потугой на оригинальность и подражание моде. Бросающаяся в глаза неухоженность. Часто какой-либо значок или знак, свидетельствующий о внутреннем стремлении выделиться или уравняться с желаемым кругом лиц.

Глаза злые, с выражением затравленного зверька. Движения диспластичные, неуклюжие. В разговоре на обычные темы стремятся уйти от общения, не смотрят в глаза.

Определенное отличие портрета российского серийного убийцы от западного образца имеет свое объяснение. Оно обусловлено известным своеобразием субкультуры, среды обитания отечественных мокрушников, особенностями социально-экономической ситуации советской и постсоветской деятельности. Персонифицированные портреты некоторых российских серийных убийц.

Похождения иркутского монстра.
После задержания Василий Кулик признался, что на его совести - около 40 преступлений (изнасилования, покушения на изнасилования, развратные действия в отношении несовершеннолетних), в том числе 14 убийств. Лишал жизни детей, пожилых женщин, старух. Душил руками, вешал, резал ножом. Девочек и мальчиков заманивал в подвалы, откуда не долетало ни стона, ни вскрика страдальцев. Взрослым делал уколы, вводя снотворное под видом лекарства, и вытворял с ними все, что хотел... В заявлении, названном им «явка с повинной», Кулик писал: «Считаю себя в полном физическом и моральном здоровье и требую, чтобы ко мне была применена крайняя мера наказания... Считаю, что людям, подобным мне, не место среди людей, не говоря о совместимости с моей профессией. Еще раз прошу отнестись ко мне со всей строгостью закона».

Что же предшествовало сериалу Кулика?

Первая его любовь была романтической.

Ему - 24 года, ей - 9. Писал письма, дарил игрушки. Когда прошел романтический период, начал зазывать на чердак, который присмотрел для «штаба». Живописал, как им будет хорошо, уютно, как станут весело резвиться и играть. Девочка не пошла - то ли ей хватило благоразумия, то ли у него еще не доставало опыта обольщения малолеток. Впрочем, сам Кулик, анализируя эту ситуацию, дал такие показания: «я понял, что для получения удовольствия мне требовалось, чтобы партнер не был знаком».

Началась семейная жизнь, родился сын, прекрасно - по свидетельству окружающих - справлялся с обязанностями мужа и отца, учился в институте, подрабатывал и... насиловал детей. Пока только насиловал. Убивать он станет позже, предварительно «проверив» себя на 72-летней женщине.

Из показаний Кулика: «В 20-х числах марта 1984 г., часов в 10 утра, я встретил на ул. Тимирязева старушку, которая поздоровалась со мной. я ей ответил, и мы разговорились. Оказалось, что ранее я оказывал ей как врач медицинскую помощь. В разговоре я узнал, что она живет одна, и тут у меня возникла мысль изнасиловать ее. Она жаловалась на здоровье, и я решил ввести Л. внутривенно одурманивающий укол. я, однако, прекрасно понимал, что мне придется убить ее, иначе она заявит в милицию... Когда мы пришли на квартиру Л., я смерил ей кровяное давление, затем поставил внутривенно двойную дозу аминазина. От этой инъекции человек становится вялым, слабым, впадает в полуобморочное состояние... я повел женщину к дивану и, положив лицом вниз, стал ее насиловать в извращенной форме. Во время этого я душил Л. руками за шею...»

Справкой иркутского ЗАГС смерть Л. была зарегистрирована как наступившая в результате ишемической болезни сердца, атеросклероза и гипертонической болезни. Труп не вскрывался. Кулик мог убивать дальше.

...Он возвращался из сестриной квартиры, где сутки провел с любовницей. Увидел: сидит во дворе девочка. Одна. На вид - лет 8-9. Его любимый возраст. Подошел, предложил поиграть в прятки. Скучающая Лариса С. согласилась...

Труп ее ужаснул даже экспертов. Из показаний Кулика: «Девочка слишком активно сопротивлялась.»

Через месяц он подобным образом «казнит» 53-летнюю Т., к которой пришел, чтобы оказать медицинскую помощь. Но орудия мести будут пострашнее - большой кухонный нож и толстый деревянный пестик.

Из показаний Кулика: «я желал, чтобы мои жертвы сопротивлялись, но незначительно. В противном случае на меня накатывалась ярость. Но и при нужном мне сопротивлении я не всегда получал удовольствие без убийства». Зато каждое убийство заменяло ему все остальные удовольствия...

Случайно ли это ? Ответы мы находим в материалах уголовного дела. Из показаний матери преступника: «Врач Шергина, которая меня консультировала, сказала, что мне рожать нельзя, что тот, кого я рожу, будет не человек. Я все же решила родить, и роды длились у меня с 10 по 17 января. Они прошли под наркозом. Когда я впервые увидела новорожденного, то ужаснулась: был он очень маленький, без ногтей, уши вдавленные, большой живот пульсировал так, что казалось - лопнет... Он появился на свет недоношенным, семимесячным. До полугода его не ку- пали, так как кожа от воды начинала чернеть. Только в шесть месяцев он начал походить на ребенка».

Бес полгода медлил с очеловечиванием, ибо сам страшился того, что предстояло совершить этому существу.

Некие силы преследовали Кулика с самого рождения, пытаясь умертвить, искалечить или, по крайней мере, обезобразить его, чтобы он внушал отвращение и взрослым, и детям. Новорожденного кормили насильственно: через вены - организм не принимал пищи. Из роддома выписали, казалось, обреченным : в месячном возрасте весил всего 2 килограмма 100 граммов. Не исполнилось и года, как тяжело заболел корью, мать с отцом, сменяя друг друга, держали его в вертикальном положении. Лежа он умирал. Потом не спал ночами, вставал, бредил, родители просыпались в холодном поту: жив ли, цел ли ? Однажды упал в открытый погреб, изуродовал лицо. Но все зажило, разгладилось, даже сломанный нос сросся так, что кривизна его была едва заметна. Дважды перенес гепатит, страдал ревматизмом, до 12 лет задыхался от бронхиальной астмы. Рос, естественно, ослабленным, безвольным. Но дьявол должен был осуществить свой жребий, и Василий увлекся спортом, весьма преуспел в занятиях боксом - получил первый разряд. Окреп, возмужал. На очередных соревнованиях получил мощный нокаут, долго лежал в больнице, но опять все обошлось. Сильно переживал смерть отца, выпил флакон корвалола, ночью потерял сознание, бился в судорогах. Отвезли в токсикоцентр, еле откачали... Было это в канун 1984 г., когда Кулик превратился в хладнокровного убийцу-садиста. Его уже ничего не могло остановить.

...Очередное дежурство на «Скорой помощи» принесло немало хлопот, пришлось спасать роженицу, разрешившуюся прямо в машине. Уставшего и взволнованного Кулика горячо благодарили ее родственники, и в блаженном настроении сдав смену, он заявился по давно намеченному адресу — к 75-летней Ч. Та удивилась: врач, не зван, не гадан, и так рано, нет еще и девяти утра. «Шел домой, вспомнил вдруг про вас, — пояснил Кулик. — Проверю, думаю, чтоб потом не спасать в пожарном порядке...» Ч. с обожанием смотрела на него. Из врачей «скорой помощи» никто, пожалуй, не пользовался таким уважением пожилых женщин, как Кулик. Внимателен, добр, отзывчив, ласков — число благодарных отзывов сделало бы честь любому.

Измерив давление, Кулик покачал головой: плоховато, надо сделать укол. Двойная доза аминазина сразу повергла старушку в сон...

Ч. он убил ножом. Впервые. И не мог разобраться в своих чувствах: что приятнее — душить или колоть? Жуткая дилемма всецело завладела им, требовался повторный «эксперимент», и он уже не расставался с ножом, постоянно носил его в «дипломате» вместе со шприцами.

Из показаний матери преступника: «Я сама по профессии педагог-психолог. Поверьте, мы не баловали Василия, за поступки наказывали даже физически. Одевали скромно, лишнего ничего не покупали, не пошли навстречу, когда в старших классах вымаливал у нас мопед. Он себе и магнитофон-то купил, лишь закончив институт и устроившись врачом. А работать начал после девятого класса — все лето дворником... Нет, не могу представить себе, чтобы мой сын был способен на такие зверства! В доме мы всегда держали животных — белку, черепаху, собаку, кота, он к ним очень хорошо относился. Его друг после окончания института звал в хирурги, но Василий наотрез отказался, так как в силу своего характера не мог делать операции».

Свидетельствует сестра Кулика: «К Василию в семье было особое отношение, ему все позволялось и прощалось. Он это быстро понял и рос очень эгоистичным, порой до жестокости, ребенком... Однажды он схватил нож и побежал за мной, я едва успела выскочить из комнаты, захлопнув за собой дверь, в которую — слышала — впился нож».

Выяснилось, что в детстве Кулик обожал вешать кошек — ловил их во дворе, в округе... Рано стал интересоваться сексом, рано созрел. Утверждали: в отца. Покойный профессор был весьма охоч и до женщин, и до несовершеннолетних, приставал к женщинам, сестрам, к падчерице... И в семьдесят с лишним лет сохранил себя как мужчина. Отличался жестокостью: кружкой выбил зубы первой жене, детей наказывал сурово, без разбора...

Родственники уверяли, мужчины из рода Куликов не должны пить, у них какая-то особенность в психике. Василий все убийства совершал по-трезвому. Да и вообще не падок был на спиртное. И не курил. Не страдал наркоманией.

Из показаний жены Кулика: «Василий производил впечатление мягкого, безвольного человека, но это не так. Он был очень целеустремленным, что задумает, сделает обязательно. В последнее время строил дачу, копил деньги на автомашину».

Из показаний Кулика: «Считаю, что на меня повлияла женская распущенность. Еще школьником влюбился в одну, спал с ней, потом узнал, что у нее таких, как я, — с добрую дюжину. Студентом выезжал на уборку картошки, познакомился там с молодой замужней женщиной, обучившей меня всем извращениям. В ресторане сошелся с женщиной, которая доверительно поведала мне, что спит с любовниками своего мужа, они «пользуют» ее тем же способом, что и супруга... У меня было много любовниц, в последние годы — около 20, по нескольку одновременно. Женщины мне надоели. Я не получал с ними удовольствия...»

От его руки пали шестеро девочек и мальчиков и семь пожилых женщин. Самой младшей жертве было 2 года и 7 месяцев, самой старшей — 75 лет.

Из показаний Кулика: «С конца 1984 г. я стал составлять список старух, которые меня заинтересовали. Параметры: старушка должна быть одинокой, жить без подселения, в отдельной квартире, знать меня и относиться ко мне доброжелательно... Был у меня список и молодых одиноких женщин, которых я посетил в качестве врача «скорой помощи». Они приглашали меня заходить, но поскольку в моих сексуальных фантазиях не было им места, я ни к одной так и не зашел. Весь списочный состав остался жив. Что касается детей, то тут я списка не вел, все получалось импровизированно. В своих мыслях я часто прокручивал сексуальные сцены, связанные с детьми, представляя их в конкретных местах Иркутска, которые хорошо изучил еще в младенчестве. Оказываясь в этих местах — уже наяву, видел ребенка, удовлетворявшего моим фантазиям, и проделывал с ним то, о чем грезил... Почему такой «диапазон» — дети и старушки ? Я желал, чтобы мои жертвы сопротивлялись, но незначительно, чтобы я мог без особого труда подавить это сопротивление».

Когда же ему все-таки выпадал «особый труд», он глумился над несчастными со всей своей дьявольской изобретательностью.

Большой эстет, Кулик предпочитал насиловать пожилых женщин в извращенной форме: «В естественной не мог — мне были неприятны их лица». Мальчиков и девочек отбирал строго по внешности. Остальное — возраст, знакомство с родителями замученных и даже степень собственного родства с ними — не имело значения. Если что и удерживало его, так только страх быть разоблаченным. Из показаний любовницы Кулика: «Он часто ложился в постель к моему сыну, когда я уходила на кухню. Вадик — сын — прибегал, жаловался: дядя лезет ко мне, хватает за все. Я думала, просто ласкает мальчика, ну и схватит невзначай.» Из показаний Кулика: «Я дважды пытался изнасиловать своего трехлетнего сына, когда мы оставались наедине, но то мама, то жена приходили в этот момент домой». Из показаний жены Кулика: «Сын мне жаловался, что папа лезет к нему, я потребовала объяснений. Василий отвечал, что просто обрабатывал фурункул на его ягодице. Я успокаивалась — мальчик плетет невесть что...»

Желание совокупиться с обоими своими сыновьями владело им до конца, но он нашел выход: когда терпеть уже не было мочи, шел на улицу и отлавливал очередную жертву.

Монстра обезвредили в день его тридцатилетия. В квартире Куликов готовились к семейному торжеству, а сам хозяин дома, разгоряченный купанием своего наследника, рыскал по Иркутску, ища подходящего мальчика. Женщины спугнули монстра, приступившего к своему грязному делу. Он выскочил в окно и бросился бежать. За ним кинулись прохожие. Один настиг Кулика. Спустя несколько секунд подоспел второй преследователь. Кулика задержали и доставили в милицию.

Так была пресечена преступная деятельность иркутского монстра. Сделали это обыкновенные жители, горожане, заслуживающие самого глубокого уважения и низкого поклона. Они сделали то, что могли. Сколько жизней — возможных в будущем жертв — они уберегли, сколько предотвратили горя и страданий ни в чем не повинных земляков своих.

Верх-Исетские кошмары.
Началась эта многолетняя история 30 апреля 1982 г. Тогда в Верх-Исетском районе вблизи Свердловска, в лесу, недалеко от автобусной остановки «Контрольная» обнаружили тело пятиклассницы Лены. Накануне она, как всегда, в полдень возвращаясь из школы, вышла из автобуса и вприпрыжку поскакала через рощу к поселку, размахивая портфелем.

Результаты осмотра трупа с очевидностью свидетельствовали о том, что девочка изнасилована и задушена ее же пионерским галстуком. Вот только портфель куда-то исчез. Весь лес прочесали, но его не нашли. Зато в поле зрения сразу же попал проживающий неподалеку Хабаров. Далеко не ангел, он после трехлетнего срока за грабеж нигде не работал (по тем временам — криминал). Установили, что за несколько дней до трагедии с Леной Хабаров пытался изнасиловать соседку, напал еще на одну женщину и избил ее.

Подозреваемого задержали, и он признался в убийстве Лены. Расследование дела завершилось обвинительным заключением. Хабарова отдали под суд. Он обвинялся в злостном хулиганстве, нанесении побоев, изнасиловании, умышленном убийстве, сопряженном с изнасилованием.

Свердловский областной суд счел обвинение доказанным, приговорил Хабарова, 31-го года от роду, к исключительной мере наказания — расстрелу.

27 апреля 1984 года приговор привели в исполнение.

Не пройдет и пяти лет, как Судебная коллегия по уголовным делам отменит приговор Свердловского облсуда и направит дело на новое расследование по вновь открывшимся обстоятельствам. Эти обстоятельства свидетельствовали о том, что Хабаров не насиловал и не убивал школьницу, что расстреляли невиновного, что оговорил себя, признав вину в том, чего не совершал.

Следователь по особо важным делам Прокуратуры России Пантелей В. И. добросовестно пытался восстановить обстоятельства, при которых появились эти признания, но без особого успеха. Материалы, касающиеся задержания, порядка и условий допросов оказались уничтоженными по истечении сроков хранения. А что касается заместителя начальника районного отдела внутренних дел Широкова, который мог пролить свет на темную историю, то он уже был не в состоянии этого сделать, так как в июне 1983 г. погиб при задержании вооруженного уголовника.

Так что же произошло после того, как расстреляли Хабарова, какие события легли в основу того, что Верховный суд квалифицировал как вновь открывшиеся обстоятельства ?

Исходным пунктом цепи этих событий явилось происшествие, случившееся 12 мая 1984 г. В этот день возле той же остановки «Контрольная» и в том же лесу у тропинки обнаружили труп 12-летней Наташи (девочка исчезла за двое суток до этого средь бела дня. Ушла из дома на прогулку и пропала). Заключение судебных медиков — изнасилована и задушена.

Многие уже тогда вслух и в душе проклинали это место. Ведь чуть более полугода назад сотрудник госбезопасности случайно обнаружил в этом же закутке скелетированные останки женщины. Причину смерти выяснить так и не удалось, а вот личность установили. В первых числах августа 1983 г. Гульнара пошла в лесопарк на занятия бегом, да так и сгинула. Мало того, что нашли слишком поздно, так ведь и искать бросились не сразу. Жила девушка в общежитии, родные далече. Поздно спохватились на металлургическом заводе, где она работала в листопрокатном цехе, поздно заявили в милицию. Не было у следствия веских оснований полагать, что она убита. Настораживала лишь одна деталь — на трупе не обнаружили одежды. А с другой стороны... Соседки по общежитию вспомнили, что Гуля неоднократно жаловалась на свою неудовлетворенность жизнью. Мало ли что взбрело ей в голову.

Между тем поиск убийцы Наташи продолжался. К ответу на вопрос о личности преступника зачастую приходят через разрешение другого вопроса: «А кто мог это сделать ?» Через неделю милиционеры задержали в общественном месте за очень неприглядные действия местного жителя Титова. Он состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Спустя какое-то время Титов признался не только в убийстве Наташи, но и Гульнары. Развязка этого эпизода была стремительной, но не менее драматичной. Через полтора месяца после ареста Титов с множественными переломами ребер поступил в больницу, где и скончался. Дело об убийстве двух девушек следователь прокуратуры прекратил за смертью обвиняемого.

Что же случилось с арестантом ? Упал с койки — версия работников следственного изолятора. Убит сокамерниками — доказано в ходе проверки. Насильников и убийц малолетних ненавидят даже в тюрьме. Если с таким соседом по лестничной площадке можно демонстративно не здороваться, то в тюрьме свои понятия о чести и способах ее поддержания.

А между тем наступил очередной месяц май. Прекрасное время года омрачилось чрезвычайным происшествием: в лесу у той же «Контрольной» обнаружили труп Ларисы, учащейся ПТУ, большой любительницы рисования. Выяснилось, что 6 мая она взяла этюдник и ушла в лес за натюрмортами. Пейзаж оживающего болотца так и остался незаконченным и никем кроме убийцы не увиденным. Другие смогли увидеть обезображенное вампиром тело и прочие жуткие детали его вакханалии.

Дальше все произошло по сценарию дела Хабарова. Через месяц задержали двух братьев за изнасилование. Один из них на допросе заявил, что убийство Ларисы — их работа. Долго пытались подтвердить или опровергнуть сие раскаяние, но в конце концов махнули рукой — чушь. Не успели разобраться с одним, как в орбиту внимания следствия попал кочегар лесхоза. Этот не признавался ни в чем, но злополучное стечение обстоятельств обернулось против него. Сочли, что доказательств его виновности достаточно не только для ареста, но и предъявления обвинения. Дело направили в суд. Как бы там решилась судьба кочегара, сказать трудно. Его счастью помогло несчастье другого человека. Пока он сидел, прошло десять месяцев. Земля совершила полный оборот вокруг Солнца. Наступил май 1986 г. В один из последних дней этого месяца недалеко от «Контрольной» у стадиона медицинского института по аллее бежала группа студентов (сдавали зачет по физкультуре). Одна из бегуний постепенно отстала. И было неведомо уставшей девушке, что три года назад по этой же дорожке, в том же направлении бежала ее сверстница — спортсменка-любительница Гульнара. Последнее, что они обе видели — это не спеша поднявшегося со скамейки невзрачного мужчину и его молниеносный бросок. Тело Ольги нашли спустя два дня. А еще через пару месяцев появилась явка с повинной от арестованного за подделку документов отца тех самых братьев-насильников, которые уже внесли свою лепту в закапывание истины. Спустя какое-то время он одумался и пошел на попятную.

Вторая половина мая 1987 г. Внимание еще одной Леночки привлекло пышное цветение черемухи у грузовой площадки железнодорожной платформы. Не удержавшись от соблазна отломить пару пахучих веток, девушка свернула с тропинки. На этом и строился психологический расчет затаившегося в засаде маньяка. Знал наверняка, что добыча сама к нему придет. Знал, что очарованная великолепными цветами, она забудет об осторожности, что можно будет взять ее голыми руками. Через час бездыханное тело обнаружили такие же любительницы флоры.

Данные осмотра места происшествия до изумления совпадали с теми, что были здесь собраны и год назад, и два, и три. Так же задушена, одежда сорвана, отрезаны все части тела, те же характерные для садистских манипуляций с мертвой признаки. Мучительно тяжело и долго наступало прозрение, вылившееся в предположение о серии убийств, совершенных одним и тем же неизвестным лицом. Над участниками расследования довлело сознание того, что все аналогичные предыдущие убийства значились раскрытыми. Впрочем, не только предыдущие. Не успев появиться, версия стала опровергаться. Было над чем задуматься. Один из обвиняемых, арестованный за хулиганство, дал показания, что им совершено пять убийств в городе Свердловске, в том числе известных нам Лены и Ольги. Пока проверяли, пока лопнул очередной мыльный пузырь самооговора, пока искали виновных в этом и разбирались с ними, пролетел еще год.

25 апреля 1988 г. в одном из глухих уголков Центрального парка культуры и отдыха им. Маяковского Свердловска внимание двоих гулявших привлекла какая-то подозрительная возня в кустах. Любопытство заставило их осторожно подкрасться. Взору оторопевших прохожих предстала шокирующая картина: рядом с обнаженным трупом девушки сидел мужчина и с удовольствием рассматривал сорванные с убитой украшения.

Не хочется верить в то, что могло бы случиться здесь же следующей весной, если бы эти люди незаметно отступили «от греха подальше». К счастью, они не спрятались, не убежали.

С поличным был пойман Фефилов Борис Николаевич, 1946 года рождения, местный житель, семьянин, отец двоих детей. Работал он печатником в типографии, судим ранее не был. Жил тихо и внимание милиции и общественности ничем предосудительным не привлекал. Серый, неприметный, никакой.

Его показания о совершении еще шести убийств, начиная с 1982 г., поначалу встретили с большой осторожностью и даже скепсисом. Столько раз обжигались следователи и оперативные работники на липовых явках с повинной и «чистосердечных признаниях». В описываемых событиях на каждом шагу что-то происходило шиворот-навыворот. Финал тоже не стал исключением. Все перевернулось с ног на голову. Обвиняемый упорно доказывал свою вину, а следователи недоверчиво пожимали плечами. И только тогда все стало на свои места, когда по каждому эпизоду убийства Фефилов начал выдавать вещи потерпевших: то сережки, то сумочку. Напомним, что у одной из жертв исчез портфель. Его тайна раскрылась в тот момент, когда Фефилов вытащил портфель из кладовки своего дома и вручил следователю. Открыли, а там школьный пенал с нацарапанной на нем фамилией погибшей (годы не смогли стереть из памяти ее матери тот день, когда она журила дочурку за эту надпись).

Выяснилось, что Фефилов регулярно несколько раз в неделю приходил к местам преступлений и подолгу любовался процессом гниения тел, рассматривая следы борьбы, вновь и вновь мысленно воспроизводил волнующие его обстоятельства, испытывая при этом сатанинское наслаждение. Такого эмоционального заряда ему хватало на год. С наступлением очередного мая неодолимая сила вновь влекла его к «Контрольной» в поисках свежей крови. Однажды на допросе он даже посетовал, что такие посещения — «чистое ребячество» с его стороны, ведь запросто могли застукать. Мол, каждому сопляку известно из детективных книжек, что убийца возвращается к месту преступления. Что ж, он прав, могли бы застукать, если бы стукали в нужное место.

Последним нелепым звеном в этом клубке трагических несуразностей стало то, что упырь, совершивший 7 убийств, так и не предстал перед судом. На исходе последнего дня августа в камере 232 следственного изолятора Свердловска сокамерники расправились с насильником тем же способом, каким он расправлялся со своими жертвами. Чертыхаясь, работники этого сурового заведения похоронили монстра на Лесном кладбище. Однако и мертвый, он еще долго хватал живых: с кого-то срывал погоны, кого-то снимал с работы, направо и налево щедро раздавал выговоры и прочие взыскания.

История и практика разработки поискового психологического портрета преступника в России. Практика разработки и реализации поисковых портретов серийных преступников имеет многолетнюю историю. Однако Долгие годы это делалось по наитию, ориентируясь на субъективные представления и личный опыт тех, кто по долгу службы ловил и изобличал преступников. Успех в этом деле сопутствовал прежде всего тем, кто имел богатый личный опыт раскрытия преступлений. На какие-либо серьезные научные обоснования при этом никто, естественно, опираться не мог. И немудрено, если учесть, что в СССР фундаментальное изучение психологами и криминалистами серийных убийств в целях их раскрытия началось в 70-е годы после того, как было доказано, что с десяток убийств на трассе между Витебском и Полоцком совершил один человек.

В 1992 г. в МВД России была принята программа проведения научно-практической разработки поисковых психологических портретов неизвестных преступников, совершающих серийные преступления против личности. В НИИ МВД РФ создали отдел психофизиологических проблем раскрытия преступлений и анализа преступного поведения, основным объектом работы которого являются преступления, содержащие признаки серийности. Из работников ряда подразделений МВД, сотрудников Генеральной прокуратуры РФ и научно-исследовательских учреждений Минздрава была сформирована постоянно действующая рабочая группа. В ее состав наряду с работниками упомянутого отдела НИИ вошли группы из отдела судебно-психиатрических экспертиз Федерального центра им. Сербского и лечебно-реабилитационного центра «Феникс» из Ростова-на-Дону.

Исследования серийных убийств ведутся по следующим направлениям:
- разработка психологической и психиатрической типологии сексуальных серийных убийц;
- определение методов выявления основных признаков личности и поведения этих преступников;
- выяснение статистической значимости выявленных характерных признаков личности и поведения указанных правонарушителей;
- создание типовой информационной модели сексуального убийцы и формирование поискового портрета по конкретным делам в целях розыска.

Программистами НИИ МВД разработана автоматизированная информационно-поисковая система (АИСП «Монстр»), предназначенная для анализа информации о серийных убийствах и использования при построении поисковых портретов неизвестных преступников. В 1994 г. введены в эксплуатацию созданные в ГИЦ ГУУР и НИИ МВД автоматизированные системы «Насилие» и «Досье» Федерального банка криминальной информации, предназначенные для сбора и первичного анализа необходимых поисковых сведений.

В каждом конкретном случае поисковый портрет является результатом комплексного междисциплинарного анализа отраженного в материалах дела криминального события. Как и в случае западного профилинга, направленность анализа данных, полученных в ходе осмотра места происшествия, содержащихся в показаниях свидетелей, различных экспертных заключениях, одна — получить сведения о личности преступника, но не фамилию и адрес, а информацию, позволяющую создать вероятностный портрет преступника с характерными чертами его психического и внешнего конституционного облика, профессиональной ориентацией, стилем жизни, увлечениями и прочим. «Совпадение подозреваемого с моделью поможет изобличить преступника, а несовпадение — отвести подозрение от невиновного. А до того, как появится конкретный подозреваемый, возможно создание его психологической модели, образа».

В составлении упомянутых портретов (моделей) принимают участие научные и практические работники-специалисты различных «поведенческих» отраслей — криминалисты, криминологи, психологи и психиатры. Плодом их совместной деятельности выступает заключение (или справка), имеющее рекомендательный характер. Главными заказчиками выступают службы криминальной милиции УВД и следственные подразделения прокуратуры.

По мнению разработчиков, в зависимости от характера и содержания информации поисковый портрет устанавливаемого преступника может содержать следующие данные:
- общая характеристика личности и преобладающая мотивация поведения;
- привычки, склонности, навыки и другие индивидуальные признаки личности;
- возрастная группа;
- район проживания;
- район места работы, службы, учебы;
- уровень образованности и профессиональная деятельность ;
- особенности происхождения (родительская семья) и история личной жизни;
- семейное положение и наличие детей;
- отношение к службе в армии, спорту, работе с людьми и т.д. ;
- наличие прошлой судимости;
- наличие психической и иной патологии;
- антропологическая и функциональная характеристика (тип внешности, телосложение, пантомимика и др.).

Возможности разработки и использования поисковых психологических портретов обсуждались на научно-практическом семинаре «Нетрадиционные методы раскрытия преступлений» (организатор — НИИ МВД РФ, 25—26 мая 1994 г., Москва) и на трех конференциях, организованных в 1994 и 1998 и 2001 гг. Министерством здравоохранения и медицинской промышленности РФ, ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. Сербского и лечебно-реабилитационным центром «Феникс». На семинаре в Москве, в частности, говорилось о разработанной автоматизированной системе «Диалог», позволяющей осуществлять сбор, обработку, интерпретацию и выдачу рекомендаций (совпадаемость заключений — 68%).

Помимо накопления внутреннего научного и практического опыта, Россия поддерживает отношения со странами, где также применяется рассматриваемый метод.

Указанной выше группой отечественных специалистов было направлено обращение к полицейским органам государств — членов Интерпола с предложением о сотрудничестве, установлен контакт с Национальным центром ФБР по анализу насильственных преступлений (США), МВД Германии и Австрии, проведены совместные семинары с научными и практическими работниками полиции Великобритании и осуществлен обмен разработанными методами сбора и анализа материалов и построения психологических портретов.

Типовые модели поискового портрета.
Все это не могло пройти мимо внимания широкой юридической общественности России. Все чаще в научных изданиях стали появляться публикации правоведов, криминологов, психологов, криминалистов, посвященные тем или иным аспектам борьбы с серийной преступностью.

И хотя крупного прорыва на этом фронте пока еще не замечено, определенные позитивные сдвиги наметились. Одним из свидетельств тому — выход в свет работ, в которых рассматривается технология психологического профилинга и приводятся рекомендации по реализации разрабатываемых поисковых психологических портретов преступника. Так, А.А. Протасевич предложил свою типовую модель поискового портрета преступника, состоящую из трех блоков.

Первый — признаки, характеризующие преступника как объект реального мира и как личность (социально-демографические, функциональные, психические и др.).

Второй — признак типа связей и отношений (отношений преступника к потерпевшему, похищенному имуществу, к местности, на которой расположено место происшествия и т.д.).

Третья — признаки преступника как субъекта криминальной активности и объекта, участвующего в процессе следообразования (действия до, в ходе и после совершения преступления, следы на теле, одежде преступника и на взаимодействовавших с ним объектах и т.д.).

Существуют и более детальные проработки этого вопроса. Так, разработчикам психологических поисковых портретов серийных убийц рекомендуется обращать внимание на время нападения преступников на жертв. При этом целесообразно зафиксировать день недели и его особенности: рабочий или выходной, праздник.

Кроме того, необходимо указать возможную связь времени преступления с рабочим режимом данного пункта местности: окончание работы средней школы, предприятия; увеличение количества людей в месте совершения преступления или, наоборот, снижение их количества.

Рекомендуется также учитывать:
1. Особенности погодных условий в момент совершения преступления (шел ли дождь, каким было атмосферное давление, в какой фазе находилась Луна и т.п.).

2. Маршрут движения жертвы (особый интерес представляют передвижения жертвы в пределах последнего часа до момента нападения, а также маршрут от предполагаемого места контакта потерпевшей с преступником до места совершения преступления, обнаружения трупа).

3. Маршрут движения преступника. (При отсутствии данных целесообразно сделать заключение о возможных путях и способах его передвижения, отметив: а) возможные пути прибытия в данный район и отхода; б) место, с которого преступник выслеживал жертву, его передвижение.)

4. Данные о жертве преступления и способе обращения с ней преступника. (Наряду с анкетными данными жертвы необходимо зафиксировать, какому возрасту она соответствовала по своему виду, какие имела особенности внешности, на кого по своим расовым, другим анатомическим и внешним признакам была похожа. «Почерк» преступника часто проявляется в характере обращения с жертвой, в связи с чем надо обращать внимание на следующее: степень обнажения; возможные варианты сексуальных контактов с необнаженной жертвой. Процесс обнажения также специфичен (одежда разорвана, разбросана, сложена либо просто отсутствует. Сама жертва может быть связана и т.п. Повреждения, наносимые жертве, характер ранений, их количество, область поражения и т.д.).

5. Особенности места происшествия. При описании места происшествия важно отметить возможность подъезда транспорта, наличие остановок транспорта и какого именно, а также выясняется, какой вид попутного транспорта используется населением. Интерес представляет описание маршрута движения транспорта в удалении до 2 км (в сельской местности) и 1 км (в черте города).

Прогнозирование места совершения преступления.
Для сотрудников правоохранительных органов, осуществляющих розыск и задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений по сексуальным мотивам, наибольший интерес представляет вопрос о том, где и когда можно задержать преступника при попытке совершения очередного нападения.

Несмотря на то что место совершения преступления является как бы произвольным, заданным самим маршрутом жертвы, следует отметить, что в сознании преступника место преступления и требования к нему бывают выбраны заранее. И если жертва не окажется там, то преступления, вероятнее всего, не произойдет. Мест, удовлетворяющих требованиям преступника, немного. Уже после первого преступления можно охарактеризовать предпочитаемые места преступлений. Поэтому возможно и необходимо определить подобные места на местности и взять их под наблюдение. Преступник обязательно «обходит» территорию, нередко возвращается на место преступления.

Предпочитаемые места преступления и прилегающие территории определяются по следующим критериям:
- ограниченность пространства (открытое пространство или помещение);
- вероятность предполагаемой жертвы оказаться именно в этом месте в одиночку;
- присутствие самого преступника в этом месте не должно вызывать подозрений;
- освещенность;
- время;
- расстояние до жилых домов;
- степень удаленности от путей следования жителей ( посещаемое место или нет);
- расстояние до ближайшей пешеходной дорожки, дороги.

Эти условия индивидуальны и, как правило, остаются неизменными. Наиболее стабильной характеристикой места преступления является определение «открытое (парки, лесопарки) - закрытое (лифты, подвалы и т.п.)» пространство, которое имеет для преступника принципиальное значение и сохраняется с поразительным постоянством.

Практика показала, что для того, чтобы достоверно описать критерии выбора места преступления, требуется в среднем 5-6 таких мест, хотя приемлемые результаты возможны и при анализе меньшего количества мест.

В условиях города для нападения с целью изнасилования или убийства по сексуальным мотивам наиболее часто выбираются ( в порядке убывания): лифты многоэтажных домов, чердаки, подвалы, подъезды, черные лестницы, лестничные площадки, скверы, лесополосы, строящиеся или заброшенные здания.

Прогнозирование места совершения возможного очередного преступления включает в себя, во-первых, определение границ территории, на которой наиболее реально проявление активности серийника; во-вторых, определение конкретных участков территории, где следует сосредоточить оперативно-розыскные мероприятия.

В условиях крупного населенного пункта возможны три варианта географии мест нападений: а) на всей территории города; б) на ограниченной территории; в) наиболее часто встречающийся вариант: имеются несколько мест нападений, сгруппированных на нескольких (2—4) ограниченных пространствах. В третьем варианте для каждого из отдельных районов определяются собственные границы. А затем центр окружности каждого из выделенных районов принимается за самостоятельную точку. Полученные точки берутся за основу для построения схемы всей территории района действия преступника.

Однако в условиях крупных городов, где хорошо развита транспортная сеть, за центр фигуры, образующейся от соединения точек, более правильно брать станцию метро, электрички, откуда предположительно приезжает преступник для совершения нападений.

После выделения всего района действий преступника необходимо конкретизировать и обозначить те места, где наиболее вероятно его появление и где соответственно следует прежде всего организовывать оперативно-поисковые мероприятия по задержанию.

При анализе места совершения нападения важно учесть особенности освещенности, возможность подъезда транспорта и другие обстоятельства.

Сопоставив маршрут движения с аналогичными данными, полученными в отношении других жертв, представляется возможным вероятностно определить место, где преступник может вновь предпринять попытку войти в контакт с потенциальной жертвой. При этом важно получить данные о маршруте передвижения жертвы во времени. Сопоставление маршрутов с учетом времени важно, поскольку место выхода на преступление, время нападения на жертву чаще всего являются постоянными.

При отсутствии каких-либо данных о маршрутах преступника следует сделать заключение о возможных способах его передвижений, отметив следующее: а) вероятные пути прибытия в данный район и отхода; б) место, с которого преступник выслеживал жертву, маршрут его передвижения. Необходимо учитывать, что места нападений и выслеживания жертв специально выбираются преступниками так, чтобы обеспечить максимальное количество потенциальных жертв. Это могут быть остановки транспорта, пути следования после работы или учебы, магазины.

Место начала преступления (место выслеживания).
Наряду с местом преступления существует место начала преступления («место старта»). Мест выслеживания жертвы может быть несколько. Последние в отличие от места совершения преступления более стабильны как по своим характеристикам, так и в географическом отношении.

Чтобы определить место (или места) выслеживания жертв необходимо знать, где в последний раз видели потерпевших, изучить маршрут их движения. Сопоставив маршруты движения жертв, можно прогнозировать место, где преступник может вновь предпринять попытку войти в контакт с очередной жертвой.

В то же время возможны ситуации, когда преступник устраивается на соответствующую работу (парикмахерская, ателье, бассейн, баня), где он может беспрепятственно выбирать очередную жертву, т.е. действует стационарно.

Временной фактор в анализе серийных преступлений.
Практика показала, что преступник удаляется от исходной точки (станции, остановки) приблизительно на одно и то же расстояние во всех случаях нападений. И если попытаться понять, почему преступник совершает преступления на одинаковом расстоянии от исходной точки, то оказывается, что одинаковым является не расстояние, а время. Преступник как бы определяет время, которое он намерен выделить для выхода (поиска) на место. Обычно это 5—15 минут ходьбы или езды.

Время совершения нападений не является чем-то случайным, оно несет достаточно много информации о преступнике, особенно если удается выявить закономерности в его выборе последним.

Закономерность выбора времени совершения преступления определяется по двум направлениям: а) времени суток нападения и б) периодичности совершения нападений (в какие дни, месяцы и т.д.). Эти позиции не связаны друг с другом и решаются по отдельности.

На выбор времени суток совершения преступления влияет вероятность появления жертвы в месте, подходящем для нападения. На периодичность совершения преступлений влияют характер и уровень нереализованных потребностей преступника, что в свою очередь зависит от погодных условий, времени года, фазы Луны, режима работы, учебы и т.д. Обобщенные данные показывают, что нападения с целью изнасилования в крупных городах совершаются преимущественно в 11, 14, 19 часов и 22 часа. Примечательно, что после 22 часов число нападений по сексуальным мотивам незначительное, хотя среди населения указанное время считается наиболее опасным в этом плане.

Пики роста числа нападений по сексуальным мотивам оказались обусловлены прежде всего появлением на улице одновременно наибольшего количества потенциальных жертв. 14—15 часов — время окончания занятий в школах, 16—17 часов — окончание занятий в группах продленного дня, училищах, институтах, 18—19 часов — окончание работы, 22 часа — возвращение с вечерних гуляний, из гостей.

Важно не время само по себе, а то, чем обусловлен выбор именно этого времени для нападений.

Исследуя проблему временнбго фактора уже совершенных преступлений в целях увязки с ним намеченных мероприятий по захвату преступника, важно учитывать, совершены ли преступления серии в одно и то же время суток, или в разное, насколько отличаются временные моменты сравниваемых преступлений, не «увязаны» ли они с началом или временем окончания учебы в местных учебных заведениях, работы предприятий и организаций, обеденными перерывами, временем проведения музыкально-зрелищных мероприятий и другими событиями культурной, профессиональной, иной социальной жизнедеятельности в регионе.

Проводя изучение времени нападений преступника важно обратить внимание на то, в какой день недели совершались нападения и чем он примечателен для данной территории.

Наличие или отсутствие выходных, праздничных дней в числе дней недели, выбираемых для совершения нападений, указывает на семейное положение преступника, степень его привязанности к семье, наличие последней.

Следующим важным моментом, характеризующим время совершения преступления, являются погодные условия. На криминальную активность серийных сексуальных преступников влияет не столько сама погода, сколько изменение атмосферного давления. Для большинства преступников сезоном наибольшей сексуальной активности является весна. Затем в ряду убывания активности стоит осень. Меньше всего нападений зимой, что вообще не трудно объяснить.

Лжедмитрий из Балашихи.
Утром 22 марта 1992 г. москвич, выгуливавший собаку в лесном массиве возле микрорайона Гольяново, наткнулся на полуобнаженный труп девушки с перерезанным горлом. Погибшая лежала в снегу лицом вниз. Вокруг валялись беспорядочно разбросанные носильные вещи — женские сапожки, спортивная куртка, безрукавка, шарф.

Пройдет всего несколько часов и судебно-медицинский эксперт, исследовавший труп, насчитает на нем тридцать две колотые раны. Убитой оказалась молодая работница одного из заводов, совсем еще девчонка. Через две недели Тане исполнилось бы шестнадцать лет. Еще сутки назад она была живой и здоровой.

В ту роковую ночь с 20 на 21 марта ничего не предвещало трагического исхода. Вместе со своей знакомой Ириной Мажаровой (фамилия изменена), девятнадцати лет, Таня прогуливалась возле магазина «Ганг». Там они познакомились с приличным на вид парнем. Новый знакомый, назвавшийся Димой, стал сопровождать их во время прогулки. В пути по его инициативе они повернули в сторону лесного массива национального парка «Лосиный остров». Здесь их спутник достал нож и внезапно напал на Ирину. Раненная в шею и спину, она сумела вырваться из его объятий и убежать. Добежав до ближайших домов, Ирина бросилась к первой попавшейся двери. Ее впустили. Трясущимися, окровавленными руками Ирина схватила трубку телефона и вызвала «Скорую помощь» и милицию. Девушке повезло. Она спаслась и залечила раны. Не повезло ее юной подруге. Беззащитная, насмерть испуганная, отчаянно кричащая Таня осталась один на один с озверевшим, безжалостным чудовищем, с ножа которого еще капала кровь Ирины Мажаровой. Вокруг ни души. Только глухое, безмолвное, безучастное ко всему пространство. Оно равнодушно поглощало ее, как песчинку, не обращая внимания на ее отчаяние, ужас и страдания. Участь ее была предрешена...

Учинив кроваво-беспощадную вакханалию на окраине Гольяново, преступник неспеша удалился в сторону от места своего обитания. Спешить было незачем. Под крыло своей сожительницы на Сахалинскую улицу он вернулся только под утро.

Его криминальный опыт подсказывал, что особенно бояться нечего и некого. Он знал как медленно, неуклюже, лениво действуют в подобных случаях те, кто поставлен на стражу людей и правопорядка. Он верил в свою судьбу и в то, что силы замедленного реагирования его безопасности не угрожают. И не ошибся в своих расчетах.

По всем классическим канонам цивилизованного сыска его могли и должны были взять «тепленьким». Если не на месте преступления, то по крайней мере вблизи от него. Но не взяли.

Выехавшая по звонку Ирины Мажаровой опергруппа не только не пресекла преступление, не только не задержала преступника, но и труп не нашла. Да, была ночь. Да, было темно. Но ведь были еще один день и одна ночь. И тем не менее труп не смогли обнаружить. Не очень, стало быть, хотели. Спасибо комнатной собачонке. Она сделала, можно сказать, на общественных началах то, что не сделали профессионалы, получающие за свои дежурства немалые деньги. Низкий ей поклон, бессловесной, бескорыстной твари. Сама того не ведая, она помогла ускорить розыск убийцы и уберечь общество от новых жертв, которые планировал скрывшийся преступник.

Гольяновское убийство стало последним эпизодом кровавой серии жестоких преступлений, совершенных одним и тем же сексуальным маньяком и садистом.

22 марта 1992 г. после обнаружения трупа Тани следователь показал Ирине Мажаровой несколько фотографий. Осмотрев их, она уверенно указала на одну. На ней был изображен тот самый парень, назвавшийся при знакомстве Димой, который поранил ее и убил Таню. Опознанного звали Олегом Кузнецовым. Спустя три дня он был задержан и заключен под стражу.

Кто он, новоявленный Джек Потрошитель?
Олег Кузнецов родился и большую часть своей жизни провел в г. Балашиха Московской области. Когда ему исполнилось пять лет, его родители развелись. После этого он стал проживать с отцом в его новой семье. С матерью, хотя она и жила в одном доме с ним, отношений не поддерживал. Из школьной характеристики О. Кузнецова:

«... Олег упрям, проявляет упорство в неправильных суждениях, старается настоять на своем вопреки убедительным доводам и здравому смыслу. По характеру замкнут. Друзей в классе не было...»

Закончил восемь классов, затем СПТУ, получив аттестат по профессии модельщик по деревянным моделям. В школе ДОСААФ приобрел специальность водителя, несколько месяцев работал по этой специальности. Занимался спортом. Имел первый разряд по биатлону, увлекался рукопашным боем.

С шестнадцати лет стал систематически вступать в интимные отношения с различными женщинами, вел беспорядочную половую жизнь.

Призванный в армию, служил в автороте в Киеве. В армии Кузнецов ни с кем не дружил, часто допускал самовольные отлучки из подразделения, навещая знакомых женщин (незаметно уходил после отбоя и возвращался к подъему), держался особняком, «ходил как неприкаянный», «был каким-то тормозом», вступал в конфликты с сослуживцами. За грубые нарушения воинской дисциплины неоднократно наказывался начальством.

Отец Кузнецова на допросе показал, что до армии сын был трусоват, часто врал. После службы в армии стал дерзким, отчужденным, к его советам не прислушивался. У него появились прежде не наблюдаемые злобность, садистские замашки по отношению к женщинам. При виде девушек его «начинало трясти». По свидетельству мачехи, у Олега после армии «... стали появляться различные женщины, он часто их менял, был непостоянен, неразборчив в связях». С десяток допрошенных по делу случайных сожительниц Кузнецова характеризуют его как высокомерного, легко возбудимого, плохо управляющего своими эмоциями человека. Ему было свойственно применение физической силы при достижении сексуальных целей в случае нежелания в тот или иной момент вступать с ним в интимные отношения. По словам одной из его партнерш, Кузнецов был «какой-то нелюдимый, злой, ненавидел женщин». Еще более красноречиво его облик был описан другой сожительницей. Она показала, что как-то, активно добиваясь от нее близости, он разозлился, впал в бешенство, говорил, что все равно своего добьется, «будет мстить всем женщинам и делать это жестоко». И еще одна деталь: новоявленный «мститель» очень заботился о своем здоровье, почти не употреблял спиртного, не курил.

А теперь предоставим слово главному персонажу сего, мягко выражаясь, не совсем обычного дела. Вот что собственноручно написал Кузнецов о себе в «Чистосердечных признаниях» после ареста (воспроизводится дословно):

«С раннего возраста насмотревшись порнухи, мне стали сниться эротические сны, иногда я просыпался с мокрыми трусами, меня это очень пугало. В 7 классе я уже не мог себя сдержать, занялся онанизмом. Первая девушка у меня была в конце 16 лет. Звали ее Оля, она была старше меня, училась в институте. После этого я начал вести интенсивную половую жизнь. С конца 16 лет до армии я вел интенсивную половую жизнь. Во время этих лет у меня не было постоянных девушек. Переспавши с девушкой один раз, ну от силы два раза, меня влекло к другой. Я никогда не ждал их согласия, а насильно требовал их подчинения. Если девушка от меня не удовлетворялась, то есть не плакала или не кричала, я ей делал больно сжимая сильно груди или кусая зубами, она начинала кричать, от этого только я мог кончить. Каждый раз после этого я клялся себе, что это последний раз, но наступал вечер я себе искал новую партнершу, с которой я повторял то же самое...»

Специалисты в области судебной психиатрии и сексологии, привлеченные для производства экспертизы Кузнецова, в своем заключении указали, что он вменяем в отношении инкриминируемых ему преступлений. Вместе с тем эксперты отметили, что он обнаруживает психопатические черты характера и садистские сексуальные влечения. Они развивались еще в юношеские годы на фоне асинхронии полового развития и гиперсексуальности. Для достижения сексуальной разрядки он стремился причинять жертвам физические мучения.

Начало преступной деятельности.
По официальным данным следствия, на тропу кроваво-сексуальной агрессии Олег Кузнецов встал в мае 1991 г. За сравнительно непродолжительный период (с мая 1991 по 21 марта 1992 гг.) он совершил 15 тягчайших преступлений. Безвинно пролитые кровь и слезы его жертв окропили землю Москвы, Подмосковья, Киева и Киевской области. Действовал он стереотипно. Поле его деятельности — улица. Основной способ — подстеречь, выследить, познакомиться с будущими жертвами, а затем, выбрав подходящий момент и удобное место, осуществить задуманное. Главным, определяющим мотивом было стремление удовлетворить свою похоть — движущую силу, «локомотив» его криминальной активности. Сфера его преступлений в начальный ее период не выходила за пределы города Балашихи и примыкающей к нему территории ближайшего Подмосковья.

Как и многие другие любители преступно-сексуального промысла, на первых порах Кузнецов не рассматривал убийство жертв в качестве обязательного для всех случаев элемента. В значительной мере это объясняется тем, что пострадавшие сдавались практически «без боя». Запуганные, подавленные им психологически и физически, они не несли угрозы его разоблачения. Одни из них не заявили в милицию потому, что боялись мести, другие — из нежелания огласки, пересудов, позора. Отсутствие необходимой информации — главная причина того, что следствие не смогло установить исчерпывающе полное количество изнасилованных Кузнецовым в 1991 г. Во всяком случае, если даже судить только по первоначальным его показаниям, их было значительно больше того количества, которое указано в обвинительном заключении.

Этот, в основном бескровный этап преступной деятельности нашего «героя» (в 1991 г. им была убита одна потерпевшая), внезапно оборвался осенью 1991 г.

В ночь с 13 на 14 ноября острое желание потешить похотливую плоть свою вытолкнуло его из тепла на холод в промозглую темень улицы. Он пришел к автобусной остановке и стал вести наблюдение в поисках объекта нападения. Прошло немного времени и из затормозившего автобуса вышла девушка. Крадучись, Кузнецов пошел за ней. Возле кладбища он догнал одинокую путницу и в грубой форме предложил ей совершить с ним половой акт. Девушка бурно запротестовала, стала кричать, пыталась убежать. Он догнал ее, избил и затащил на территорию кладбища. Там под угрозой ножа, преодолев отчаянное сопротивление непокорной жертвы, Кузнецов изнасиловал ее. Припугнув девушку убийством в случае, если она вздумает обращаться в милицию, он безмятежно удалился восвояси. Утро, однако, принесло неприятную неожиданность. По заявлению потерпевшей прокуратура Балашихи возбудила уголовное дело. Подозрение пало на Кузнецова. Узнав о том, что его разыскивают, насильник изрядно струхнул и заметался. Чтобы избежать ареста, перестал появляться дома, ночевал у знакомых, прекратил визиты в общественные места. Балашиха — городок небольшой. Все на виду. Долго от милиции не побегаешь. Рано или поздно схватят. Кузнецов это понимал. Поэтому надумал податься в Киев, отсидеться там до лучших времен. Выбор на этот город пал не случайно. Во-первых, государство, хотя и доступное, да все же другое. Достать его там будет сложнее. Во-вторых, там у него были знакомые женщины, с которыми крутил любовь во время службы в армии. Их адреса он еще не забыл. У них и собирался укрыться. Нет, со своими гнусными проделками не собирался расставаться. Просто решил поставить их на новые основы. Реально замаячивший перед ним призрак тюрьмы подтолкнул к мысли не оставлять в будущем живых свидетелей своих пакостей. Твердые решения подкреплялись делом: собираясь в дорогу, сунул в сумку с барахлишком остро заточенный нож. С этого момента начался заключительный, усеянный трупами этап преступного промысла балашихинского Лжедмитрия.

Киевский сериал.
Взбудораженный Киев бурлил, возмущался, негодовал, теряясь в догадках, фактах и измышлениях. По городу ползли самые невероятные, фантастические слухи, один страшнее другого. Для всеобщей тревоги и панического настроения были серьезные основания: в городе и его окрестностях зверствует кровожадный охотник на девочек и молодых женщин. Нечего сказать — хорошенькое начало нового года. Только в одном Ленинском районе в январе были обнаружены с интервалом в несколько дней три полуобнаженных, изрезанных трупа. Люди поговаривали, что таинственный маньяк выслеживает свои жертвы, внезапно нападает и извращенно глумится над ними. Потом убивает и оставляет истерзанные тела в неприличных позах как бы для показа и устрашения.

Воображение посвященных в детали поражало то, что четверо из пяти потерпевших были тезками. Их звали Светланами.

Что стоит за этим: случайность, простое, ничего не значащее совпадение или какая-то закономерность, фатальная неизбежность, целенаправленная избирательность расчетливого злодея ?

Ничего определенного по этому поводу никто сказать не мог. Пройдет немало полных тревожных ожиданий дней и ночей, и лишь тогда наконец успокоятся люди и перестанут дрожать от страха потенциальные жертвы, их родственники и близкие, лишь тогда затихнут страсти и схлынет волна напряжения, когда вздохнувшие с облегчением киевляне услышат долгожданную новость: преступник пойман и посажен за решетку. И лишь немногие узнают, как непросто это было сделать, как много сил было затрачено впустую на поиск несуществующего, мифического Димы из Балашихи, Димы Фадеева.

Много воды утечет, пока те, кто вел его розыск, поймут, что они дезориентированы, пока не выяснят, преодолев нагроможденные преступником и его благодетелями препятствия, что за балашихинским Лжедмитрием стоит вполне реальный Олег Кузнецов со всей его подлинной и полной атрибутикой...

Избыточность сексуального влечения и желания его удовлетворить насильственным способом не покидали Кузнецова ни до, ни после его киевского вояжа. И на украинскую землю он прибыл не только для того, чтобы оттянуть как можно на больший срок нежелательные для него контакты с балашихинской прокуратурой и милицией.

Инстинкт самосохранения подсказывал, что с ходу, прямо с вокзала слишком рискованно браться за реализацию обуревавших желаний. Нужна была пауза для решения прозаических вопросов : подыскать надежную крышу над головой, основательно устроиться и оглядеться.

Старые связи пригодились, но они могли обеспечить лишь временное пристанище. Это его не устраивало. Пришлось заняться свободным поиском по отработанной методике. Наконец повезло. На улице познакомился с Аллой Уголь. Слово за слово — и он убедился, что нашел ту, какая ему нужна.

Скудное философское кредо Кузнецова исходило из одной идеи — рассмотрение лиц женского пола в качестве средства удовлетворения потребностей. Его каннибальски примитивное деление их основывалось на убеждении, что одна часть — это те, у кого он берет (они должны содержать и ублажать его), другая — те, кого он берет, кого насилует и убивает.

Алла подходила под первую категорию: молодая, заботливая до услужливости, нетребовательная. Небольшая имитация возвышенных чувств — и вот уже рекламируемый как жених неискушенной в любовных интригах Аллой, Кузнецов со всеми своими «походными» пожитками перебирается на снятую им и его сожительницей квартиру. Надежная хата, база и явка обеспечены.

А вскоре, отоспавшись в теплой постели своей пассии, обустроившись и сориентировавшись в обстановке, Кузнецов приступает к основному «делу своей жизни». Отсюда он уходит в вечерне-ночные рейды по полутемным улицам, темным переулкам и глухим местам города. Сюда же возвращается, утолив свои «печали», чтобы отдышаться, привести себя в безопасности в порядок, почистить перышки, осмыслить текущие события и перспективу. Отсюда же, когда откроются неблагоприятные обстоятельства, сложив пожитки, он рванет на вокзал, чтобы вновь, как ни в чем не бывало, возродиться в Московии.

Но это случится лишь через месяц после последнего здесь убийства. А первым в его киевском сериале было убийство, совершенное на шестой день января...

Вечером Света, пятнадцатилетняя ученица 9-го класса одной из киевских школ, ехала в пригородной электричке. Она собралась навестить своих родственников из деревни в окрестностях города. Помогал коротать ей дорогу говорливый москвич по имени Дима, только что с ней познакомившийся и набившийся в провожатые.

Сойдя на станции «Макийчуково», в сопровождении нового знакомого Света пошла по дороге, ведущей в деревню. Когда они зашли в лесной массив, ее спутник вдруг достал нож и под угрозой убийства раздел, изнасиловал, а спустя некоторое время и убил ее. Прихватив с собой деньги, кое-что из вещей потерпевшей, Дима-Кузнецов покидает место происшествия и вместе с «товаром» как ни в чем не бывало приезжает на «явку». Пылая свежестью и негой, сожительница открывает ему дверь и видит в его руке целлофановый пакет...

Пройдет несколько месяцев, будет арестован и изобличен Кузнецов, и лишь после этого Алла Уголь на допросе раскроет тайну содержимого пакета. Она расскажет, что в нем находились книга Коллинза «Женщина в белом», обруч для волос, одноразовые шприцы, кошелек, косметичка, губная помада, две коробки теней, кисточки, тональный крем, зеркало и 15 рублей. А тогда, вечером 6 января, увидев пакет у Кузнецова, она спросила: «Откуда эти вещи ?» В ответ безмятежное, как улыбка ребенка: «Грохнул подругу !» А потом прозаично, без всяких эмоций: «Она была малолеткой».

Сожитель помылся и поужинал. Потом они легли спать. Спали без сновидений. Вот и все, чем закончилась сцена признания убийцы, посвятившего сожительницу в суть своего «хобби».

Нет, все же не все. Наутро Кузнецов выбросил пакет с большей частью похищенных вещей. Сожительница настояла. Вещи не представляли ценности. Вот теперь все. Так Алла совершила свой первый шаг на пути того, что на юридическом языке квалифицируется как недоносительство, укрывательство преступления и преступника. У нее было много возможностей для того, чтобы помочь правоохранительным органам поставить точку, оборвать преступную цепь Кузнецова. Выходец из глубоко религиозной семьи, сама верящая в Бога, она могла и должна была это сделать и по закону, и по христианской морали, хотя бы из сострадания к будущим жертвам сожителя. Она не сделала этого, и кровь еще четырех киевских и пятерых московских жертв сожителя мрачной тенью легла на ее совесть как тяжкий, несмываемый грех...

Седьмого января Алла была свободна от работы. Этот день и ночь с 7 на 8 января сожители провели вместе. Утром она поехала на работу в онкологический центр на суточное дежурство. Кузнецов остался один в квартире. От нечего делать мысли поплыли в привычном направлении. Размышления на сексуальную тему не покидали его весь день. Ни о чем другом не умел и не мог думать этот извращенный, ограниченный, нищий духом бездельник, не обремененный нервными, интеллектуальными и физическими затратами. Свободного времени для этого у него было сколько угодно. Да и возможности для реализации навязчивой идеи были богатые. Их повсеместно предоставляла наша непутевая, уродливая, расхристанная действительность, одуревшая от кризисов, шараханий, катаклизмов. Все шло к тому, что пора бы и отправляться на «охоту». Ситуация подсказывала, что лучше всего ее предпринять на окраине города в районе онкологического центра. Места там ему известные, к тому же глухие, пути-дороги знает. И он поехал в онкологический центр, навестил сожительницу, поболтали о том, о сем, потом попрощался и сказал, что едет домой. В ночь на 9 января он вышел на улицу, огляделся и отправился на поиск.

В это время после вечерней смены домой возвращалась шестнадцатилетняя работница одной из фабрик. Кузнецов завел с ней разговор, узнал, что девушку зовут Светланой, стал ее сопровождать.

Когда они оказались в районе новостройки, Кузнецов затащил Светлану в ближайший подъезд недостроенного дома и, сопровождая свои действия угрозами, стал раздевать ее. Девушка отдала ему 500 рублей с тем, чтобы он отпустил ее. Затем он стал избивать ее ногами. Девушка кричала. Кузнецов достал нож и дважды ударил ее. Потерпевшая увернулась и сталь клинка ножа причинила повреждения лишь одежде.

Сопротивляясь, Светлана ударила Кузнецова ногой в живот. Он споткнулся о кучу мусора и упал. Воспользовавшись этим и темнотой, Светлана выскочила на улицу и забежала в подъезд расположенного напротив жилого дома. Жильцы укрыли ее, а затем проводили домой. Утром о случившемся Светлана заявила в местное отделение милиции.

Милиция на этот раз оказалась не в состоянии оперативно найти и обезвредить мародерствующего на местах совершенных им изнасилований и убийств «мстителя», приметами которого располагала. И пока его безуспешно искали или делали вид, что ищут, Кузнецов тоже искал. Прежде всего он искал то же самое, что и до этого — очередных жертв. Искал и находил, а найдя, добивался своих целей.

19 января, вечером, находясь неподалеку от онкологического центра, Кузнецов заметил девушку, гулявшую с собачкой. Далее все шло по отработанной схеме: вступил в контакт, завязал разговор, легкий флирт, знакомство, совместная прогулка.

Ничего не подозревающая школьница по имени Света, пятнадцати лет, заходит во двор школы-интерната. Еще мгновение и обходительный молодой человек вдруг резко сбрасывает маску. Школьница подвергается жестокому избиению. Преступник срывает с нее одежду, насилует и наносит 20 ножевых ранений в область шеи, груди и спины. Жертва умирает от острой потери крови, а Кузнецов покидает место происшествия.

В эти дни Кузнецов искал не только тех, кому уготовил мученическую смерть. Много хлопот и беспокойства ему доставил поиск исчезнувшей из его поля зрения сожительницы.

Ах, какие мы стали твердокожие, непробиваемые, отстраненные. Для реального прозрения, для нормальной оценки нормальной ситуации мало, оказывается того, что лежит на поверхности, бросается в глаза и лезет в уши. Надо, чтобы все было доведено до крайности, до точки, до полного распада и обнажения, чтобы все из области чужого, отдаленного, расплывающегося перешло в нечто личное, кровное, необратимое. Только тогда начнет действовать внутри защитный механизм, сработает сигнал пожарной опасности, проснется от сна разум.

Так и было в случае с Аллой Уголь. Она спокойна, как должное, приняла известие о совершении сожителем убийства школьницы под Киевом. И только тогда, когда узнала о том, чем систематически занимается он вне дома, страшно испугалась и забила тревогу.

Ее не очень волновало то, что происходит и может произойти с другими девушками. До сознания дошло, что ее жених может учинить расправу и над ней. И тогда, почувствовав смертельную опасность, она сбежала к отцу и попросила спрятать ее. Отцу она передала записку, в которой на всякий случай сообщила, что если ее найдут убитой, это сделал Дима из Балашихи...

Вечером 24 января, надеясь застать Уголь у нее на работе, Кузнецов опять (в который уже раз) приехал в онкологический центр. Вот он, живой образчик работы "совковой" ментовки: троих человек убили за две недели примерно на одном и том же месте, а ментам никак не догадаться, что же следует предпринять !!! Еще бы, для этого же думать надо. Это ж не пьяных трясти и не паспорта со штампами регистрации проверять .... Пусть киевские товарищи не обижаются (наши российские не лучше, честно говоря), но если бы в Киеве орудовал "серийник" типа Альберта де Сальво или Зодиака, то столица Украины вообще бы обезлюдела, а менты бы так никого и не смогли бы найти. Грустно все это...) И снова неудача. На работе ее не оказалось. Предупрежденные ею сослуживцы скрыли от Кузнецова, что Уголь взяла отпуск за свой счет. Раздосадованный, Кузнецов покинул здание медицинского учреждения. Он понимал что Алла «пропала без вести» совсем не случайно. Никто не делал секрета из того, что она жива и здорова, что она ушла в «подполье» по причинам, напрямую связанным с ним. Подобное развитие ситуации вело к тому, что его в любой момент могли «сдать» милицейским властям. Нужно было быть предельно осторожным. Однако эти тревожные мысли не особенно досаждали ему. Они заглушались привычным утробным позывом. Даже в условиях возросшего риска он не смог совладать с собой и не желал «тормозиться».

На этот раз будущая жертва нашла его сама. В 21 час 15 минут на проспекте Победы к нему обратилась молоденькая жертва с просьбой дать ей двухкопеечную монету, чтобы позвонить. Подождав, пока девушка наговорится по телефону-автомату, Кузнецов предложил ей погулять. На свою беду та согласилась. Прогулка завершилась традиционным для Кузнецова финалом. Он и на этот раз ничего оригинального не содержал: те же действия, те же последствия. Жизнь еще одной Светланы из Киева оборвалась за пару месяцев до ее совершеннолетия. Прошло еще три дня. Все эти дни Кузнецов безуспешно искал Аллу Уголь. Она как в воду канула. Тучи сгущались. В Киеве оставаться было небезопасно. «Пора сматываться»,- подумал Кузнецов. Его решение окрепло после того, как 27 января попытка застать Аллу на работе ничего не дала.

Покидая онкологический центр, Кузнецов заметил, как следом за ним на улицу вышла молодая женщина. Не нее и пал выбор. С двадцатилетней Ольгой, сотрудницей онкологического центра, связан последний эпизод кровавой киевской эпопеи Кузнецова.

Ольга была избита и изнасилована Кузнецовым в лесном массиве около Киевской окружной автострады. Затем он убил ее. Девять ножевых ударов в шею, пять в грудь, четыре в веки глаз и шесть в спину. Но и это было не все. «На прощанье» он снял с трупа зимние сапоги, золотую цепочку с нательным крестиком, серебряное кольцо. Кроме того, похитил сумку, косметичку, деньги и портмоне. Перед уходом с места происшествия Кузнецов положил труп спиной на пень. В этом положении, напоминающем гимнастический мостик, с обнаженной нижней половиной туловища его и обнаружили на следующий день.

Благополучно добравшись до своего опустевшего пристанища, Кузнецов отоспался и, нацепив на свою шею трофейную цепочку с крестиком, стал собираться в путь-дорогу. Перед отъездом из Киева 28 января он подарил малюсенькой дочери хозяйки, которая сдавала ему и его сожительнице квартиру, кое-какие мелочи, похищенные им после убийства школьницы - первой своей киевской жертвы. Обруч для волос и круглое зеркальце в коричневом чехле, оставленные «на память» трехлетней девочке, позже ее мать передала следствию.

Московский сериал.
Киевский вокзал столицы и привокзальная площадь встретили его обычной толкотней, встретили его обычной толкотней, суетой и гамом. Продав на толкучке часть похищенных при последнем убийстве вещей, Кузнецов занялся подыскиванием «опорной точки». В Балашиху возвращаться не хотелось: слишком опасно. В Москве же нетрудно было раствориться - ищи иголку в стоге сена. Первоочередная задача - найти достойную замену Алле Уголь, но с московской пропиской. Задача поставлена - задача решена. Пригодился киевский опыт. Его приняла, разместила и пригрела в своей квартире Елена Злогина - новая благодетельница, с которой он познакомился на улице.

Вначале любовники жили в квартире Злогиной на одной из Парковых улиц. Сожительница работала, сожитель по-прежнему вел праздный образ жизни, по принципу: «пока есть женщины, не пропаду». Иногда он «взбрыкивал», возникали ссоры. Но в основном все было тихо и мирно. Сожительнице особенно по душе пришлись подарки, которые ей царственным жестом преподнес Кузнецов. Среди них замшевая сумка и золотая цепочка с крестиком. Позднее, вспоминая эту сцену на допросе в прокуратуре, она показала, что цепочку с крестиком Кузнецов снял со своей шеи и протянул ей со словами: «Пока крестик у тебя, у меня все будет хорошо». Тогда Злогина не знала, что приняла в качестве подарка «трофеи», захваченные Кузнецовым во время последнего его преступления в Киеве. Еще хранившие запах тела убитой им сотрудницы онкологического центра, они не могли принести счастья их новой владелице и не годились на роль талисмана-хранителя. По- няла это Злогина лишь после ареста сожителя. Потому и передала их следствию в порядке так называемой добровольной выдачи. А тогда, за полтора месяца до своего «прозрения» она думала и действовала по-другому...

Как-то находясь со Злогиной в Измайловском парке, Кузнецов демонстрировал ей искусство метания ножа, который бросал в деревянную скамью. Во время этой процедуры нож, оставивший кровавую цепь следов в Киеве, сломался. Кузнецов выбросил обломки. С этим обстоятельством было связано то, что три последующих преступления он совершил несколько измененным способом. Наряду с отработанными ранее элементами он включал нечто новое — удушение.

Свой московский сериал Кузнецов открыл 25 февраля нападением на сотрудницу одного из строительных трестов. Действовал он нагло и решительно. Догнав свою жертву, двадцати двух лет, недалеко от кинотеатра «Первомайский», схватил ее за руку и предложил прогуляться. Молодая женщина стала кричать и вырываться. Зажав ей рот одной рукой, он обхватил ее другой и затащил в расположенный поблизости лесок. Избив, он изнасиловал ошеломленную женщину. После продолжил ее избиение кулаками, ногами и палкой. Поскольку жертва подавала признаки жизни, схватил ее шарф, обмотал вокруг ее шеи и затянул его. Но и этого ему показалось мало. Взял палку и с силой загнал ее во влагалище агонизирующей жертвы. И на этот раз он покинул место происшествия не с пустыми руками. С собой прихватил деньги, документы, снятые с трупа пальто и сапоги.

Аналогичным образом он действовал и в дальнейшем: зверски избитые, изнасилованные и обворованные, две студентки московских вузов одна за другой были задушены им с помощью ремней. Случилось это 3 и 9 марта. Перед тем, как покинуть места преступлений, Кузнецов вбил ногой в полость рта одной из жертв палку, другой запихнул во влагалище ветку.

Окопавшись в квартире Злогиной, где он и отсиживался в промежутках между преступлениями, Кузнецов чувствовал себя какое-то время в относительной безопасности. Однако после того, как в непосредственной близости от своего жилища убил трех человек, понял, что слишком много наследил в этом микрорайоне. И хищник сменил «нору». С помощью Злогиной через квартирное бюро Кузнецов отыскал новую квартиру в другом районе города на Вешняковской улице (в дальнейшем сожители еще раз меняли местожительство). Таким путем он дважды уходил из эпицентра активности правоохранительных органов. Унося ноги от греха подальше, Кузнецов не только уменьшал возможности розыскников напасть на его след, но и в то же время создавал условия для безопасного осуществления новых преступных замыслов.

Легкость, с которой он добивался задуманного, неуязвимость вдохновляли Лжедмитрия, хвастливо возносившего себя до уровня «неуловимого мстителя», а безнаказанность все более развращала его. Остановиться он был не в силах. Как у деградирующего наркомана, его организм, его плоть, мозг, кровь требовали все более возбуждающих вливаний, все новых и новых, увеличивающихся доз криминального дурмана. Его кровожадный, замешанный на избыточной похотливости сексуального извращенца аппетит возрастал от одной жертвы к другой. И без убийств он уже не мыслил своей жизни. Услужливая сожительница своими действиями невольно попустительствовала ему, стимулируя его криминальную активность. При переезде на новую квартиру 10 марта она подарила ему нож с кнопочным фиксатором, имеющим выкидной клинок. С этого времени в ночные рейды по городу он выходит с этим ножом, пуская его в ход при совершении преступлений. Этим рейдам обычно предшествовали конфликты с сожительницей.

Вот и на этот раз вечером 13 марта, поссорившись со Злогиной, он отправился в район станции «Новогиреево» в поисках объекта сексуальной и психологической разрядки. Выбор пал на женщину, которую он заметил у дворца культуры «Мир». Ее жизнь оборвалась в возрасте тридцати лет. Труп жертвы со следами изнасилования, побоев и с двадцатью шестью колоторезаными ранами обнаружили на территории учебно-производственного комбината. Нижняя часть тела потерпевшей была обнажена. Как выяснилось, изнасиловавший и убивший ее изверг, вытащил из ее кошелька и положил в свой карман 200 рублей.

Спустя два месяца, заметая следы, Кузнецов перебрался вместе со Злогиной на новую квартиру на Сахалинской улице. Отсюда за десять дней до его задержания он и вышел на последнюю в своей жизни криминальную «охоту» к магазину «Ганг» в микрорайоне Гольяново. При задержании 26 марта при нем обнаружили нож с фиксатором, длина которого составляла 31 мм (так у авторов; не совсем понятно, что это за нож с лезвием длиной 31 мм., возможно, подразумевалась ширина лезвия, а не длина - прим. murder's site). Это был тот самый подарок Злогиной, который он использовал в двух последних случаях в качестве орудия преступления. Изъяли у него и кошелек типа портмоне, похищенный вечером 27 января у своей последней жертвы.

Как был установлен балашихинский Лжедмитрий.
Выявление и изобличение Кузнецова базировалось на результатах грамотного криминалистического анализа нераскрытых изнасилований и убийств, совершенных в 1991 - 1992 гг. Сперва он осуществлялся раздельно по киевскому и московскому регионам. Его начали толковые киевские следователи и сыщики. Позднее то же самое сделали участники следственнооперативной группы, раскрывавшей преступления по Москве. Сходство признаков преступления киевского и московского сериалов позволило осуществить комплексный анализ преступлений, совершенных в обоих регионах. Во внимание принимались не только данные о преступлениях и преступнике, почерпнутые при изучении обстановки мест обнаружения трупов, их соотношения, материально-фиксированных следов, но и сведения, сообщаемые изнасилованными, а также оставшимися в живых жертвами покушений на убийства. На основе данного анализа был сделан вывод о том, что в Москве и Киеве орудовал один и тот же неизвестный сексуально-извращенный с садистскими наклонностями «Джек Потрошитель».

На это указывали в первую очередь такие обстоятельства: 1) скученность преступлений, локализирующихся на территориальноограниченных пространствах московского и киевского регионов (это позволяло предположить, что преступник орудует в зоне его места жительства, работы либо иного частого появления); 2) выбор преступником его будущих жертв осуществлялся избирательно; предпочтение отдавалось симпатичным, доверчивым девушкам либо молодым женщинам, не чуждающимся уличных знакомств; 3) совершению преступлений предшествовали вступление преступника в контакт с объектами его интереса, завязывание разговора по подходящему для ситуации поводу, знакомство, прогулка; 4) «вербовка» будущих жертв, прогулка с ними, совершение преступлений осуществлялись под покровом темноты (в вечернее время либо ночью); 5) в целях создания условий для беспрепятственного, безопасного совершения планируемых деяний, преступник заводил обманным путем либо с помощью силовых методов девушек и женщин в укромные, безлюдные, неосвещенные места, где и осуществлял задуманное; 6) в основной массе случаев изнасилования совершались неоднократно в естественной и извращенной формах после жестокого избиения потерпевших; 7) чтобы избежать разоблачения по заявлениям и показаниям изнасилованных, преступник убивал их и, забрав найденные у них деньги, ценности, вещи, пользующиеся спросом, с мест происшествия скрывался; 8) вступая в контакт с будущими жертвами, а подчас и с другими лицами, преступник называл себя вымышленными именами: Димой, иногда Димой Фадеевым из Балашихи; 9) преступная деятельность разыскиваемого маньяка характеризуется возрастающей агрессией и жестокостью; 10) хотя модели его преступного поведения в ряде случаев имеют различия в части некоторых моментов, они содержат признаки стереотипности действий, сходства многих элементов не только в стадии приготовления, но и ходе совершения преступлений (например, в эпизодах убийств, совершенных колюще-режущим орудием, раны и повреждения носят множественный, скученный характер, локализируются в основном в области шеи, левой стороны груди, спины).

Опираясь на результаты конкретизации и проверки построенной мысленной модели преступника, участники киевской следственно-оперативной группы сумели решить две ключевые задачи. Было установлено, что киевские преступления - дело рук «гостя», прибывшего из московского региона.

Наряду с этим следователи и оперативники из Киева, дезинформированные вначале, в конце концов сумели прорваться сквозь дымовую завесу вымышленных имени и фамилии искомого лица и установили подлинные данные, характеризующие его.

Собранные таким путем по Москве и Киеву данные использовались участниками расследования для установления места временного пристанища Кузнецова в Москве, его задержания, ареста, изобличения. При этом удалось доказать не только преступления, в которых он подозревался к моменту задержания, но и изобличить его в совершении некоторых преступлений, которые до этого по разным причинам не были известны участникам расследования. Этому способствовал тактически правильно построенный первый, проведенный «по горячим следам» задержания допрос подозреваемого

Вначале Кузнецову продемонстрировали доказательства его виновности в покушении на убийство Ирины Мажаровой и в убийстве ее подруги (последний эпизод), а затем было объявлено, что следствие располагает доказательствами совершения им других тяжких преступлений в Москве и Киеве. Характер, количество, детали преступлений при этом не раскрывались.

Поскольку при задержании у Кузнецова изъяли нож - орудие последних преступлений и портмоне, похищенное у одной из киевских жертв, он понял бессмысленность отрицания вины. Ему предложили собственноручно изложить на бумаге обстоятельства всех совершенных преступлений, что он и сделал.

Особое беспокойство вызвало сообщение Кузнецова о двух убийствах, одно из которых, как он утверждал, совершил в Подмосковье в 1991 г., а второе Ч в Измайловском парке Москвы в марте 1992 г. Об этих преступлениях участники расследования не располагали никакой информацией.

С них и началась проверка. Сомнения по эпизоду 1991 г. рассеялись быстро. Позвонили в областную милицию и прокуратуру и убедились, что действительно в том месте и в то время, на которые указал Кузнецов, было совершено до сих пор нераскрытое убийство девушки. Детали преступления совпадают с теми, что изложил в своих показаниях подозреваемый.

То обнадеживающее сообщение омрачалось другим. В нем говорилось, что каких-либо официальных сведений об убийстве девушки в Измайловском парке в марте 1992 г. не имеется. Такое преступление по криминалистическим учетам не значилось, уголовного дела по данному убийству не возбуждалось.

Из этой информации вытекало одно из двух возможных следствий: либо Кузнецов совершил данное убийство, но оно по каким-либо причинам до сих пор не обнаружено, либо он приписал себе то, чего не было. Если верен второй вариант развития событий, если поверить в то, что имел место самооговор, оставалось неясным, для чего это сделано Кузнецовым, где гарантии того, что и другие преступления, в совершении которых он признался, или хотя бы часть из них Ч творения рук его, а не другого (других) лица (лиц). Эти и другие вопросы спустя несколько часов разрешились в тот же день, 27 марта.

Измайловский парк столицы.
Здесь производится проверка показаний подозреваемого Кузнецова на месте с его участием.

В присутствии понятых, в сопровождении немигающего ока видеокамеры, фиксирующей каждый его шаг, каждый жест, каждое слово, Кузнецов показывает место около лыжной базы, где он увидел 3 марта 1992 г. незнакомую девушку, где заговорил и познакомился с ней. Потом он указывает тропинку, по которой прогуливался с Таней Ищенко (фамилия изменена) - студенткой одного из вузов Москвы, подводит участников следственного действия к поваленному дереву. Здесь он останавливается и рассказывает про то, как сидел с девушкой на этом дереве, пытался ее обнимать, предлагал совершить с ним половой акт, как, получив отпор, избивал ее. Далее Кузнецов рукой указывает на кусты, где оставил, по его словам, труп убитой им студентки.

Присутствующие направляют свои взоры на этот участок парка, приглядываются и замечают небольшой, присыпанный снегом бугорочек. Сильное внутреннее напряжение сковывает понятых, следователей, оперативников. Кажется, оно достигает своего апогея. Кто-то из участников следственного действия отделяется от основной группы, приближается к бугорку, разрывает снег ногой и, побледнев, оборачивается. «Труп», - тихо говорит он.

Да, это был полуобнаженный, со связанными руками труп Тани Ищенко, без вести пропавшей 3 марта после посещения спортивного комплекса в Измайловском парке.

Встать, суд идет.
Произведенный осмотр места происшествия трупа, другие следственные действия полностью подтвердили показания Кузнецова о всех, даже мельчайших, обстоятельствах встречи его с Таней, о ее личности, образе жизни и конкретных событиях ее жизни, учебе, времяпрепровождении, а также об обстоятельствах содеянного и картине места происшествия, когда он покидал его после учиненных здесь зверств.

Было доказано, что сообщенные им сведения он мог почерпнуть только в результате личного общения с потерпевшей в роковой для нее день перед преступлением, а также при совершении им преступления и сразу после этого. Возможность их получения иным образом, при иных обстоятельствах, из иных источников категорически исключалась. Его показаниям, кроме того, соответствовали выводы судебных медиков, исследовавших труп Тани, о причине ее смерти (удушение), нанесенных повреждениях, орудиях преступления и других обстоятельствах.

Эксперты-трасологи исследовали узлы на ремне, снятом с рук потерпевшей, а также узлы на ремнях и шарфе, изъятых с трех других мест происшествия. Выяснилось, что все они имеют одинаковый механизм исполнения.

Глубокая, всесторонняя проверка была произведена и в связи с показаниями Кузнецова о других преступлениях. Обвинение в совершении инкриминированных ему преступлений объективно подтверждалось показаниями оставшихся в живых потерпевших, большого количества свидетелей и многочисленными вещественными доказательствами. Важное доказательственное значение имели и заключения судебных экспертиз. Их по делу было произведено несколько десятков.

Особо важную роль в изобличении обвиняемого сыграли судебно-биологические экспертизы. В ряде случаев на базе метода генной идентификации и следственных данных было установлено, что следы биологической природы (сперма, кровь, пот) на объектах, обнаруженных на местах происшествий, оставлены одним и тем же человеком — Кузнецовым и не могли произойти от других людей.

Прочную доказательственную базу, сформированную в ходе следствия, не смогло подорвать и резкое изменение Кузнецовым своей позиции. После того, как судебно-психиатрическая экспертиза установила вменяемость обвиняемого, испугавшись неотвратимого сурового возмездия за содеянное, он отрекся от прежних показаний, назвав их фальшивкой, и встал на путь полного отказа от дачи показаний по делу под надуманной, несерьезной мотивировкой.

Жестокосердный, ни во что не ставивший жизнь других людей душегуб, не хотел умирать. Стремясь избежать наказания, Кузнецов делал все, что мог, чтобы затянуть срок следствия, опорочить доказательства, поставить под сомнение объективность расследования (отказывался знакомятся с материалами дела, обливал грязью следователей и т.д.). Не помогло. Истина, как говорится, восторжествовала.

1 декабря 1993 г. коллегия по уголовным делам Мосгорсуда приговорила Кузнецова, 24 лет от роду, к исключительной мере наказания.
ТЕРРОРИСТЫ
АФЕРИСТЫ
РЕКЛАМА
кондитерская Славишна
корпоративные торты
(кондитерская Славишна - корпоративные торты для корпоративного мероприятия на заказ)
ПИРАТЫ
ДРУГИЕ...
ПРЕСТУПЛЕНИЯ